Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:15 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Чернокожий мальчик с красивыми руками заворачивает мои покупки в белую папиросную бумагу. Золотое, серебряное, медное - как три царства. На тонких тёмных пальцах остаётся блестящая пыльца; хрустящие свёртки, похожие на безе, ложатся в белую коробку. Я совершила ежегодное паломничество в рождественский отдел универмага "Джон Льюис" - вообще-то просто неприлично тратить такие деньги на ёлочные украшения, но они у них красивы совершенно сказочной, театрально-балетной красотой. Белая коробка отправляется дремать в большой синий бумажный пакет с круглой луной и какой-то заснеженной поляной внизу (с тех пор, как у нас ввели обязательную плату за полиэтиленовые пакеты в крупных магазинах, многие компании стали бесплатно выдавать бумажные, из переработанной бумаги и, соответственно, снова годные в переработку, и в итоге ходить за покупками стало ещё более эстетично). Я пытаюсь одновременно придумывать два праздника - день рождения Артура на специально заказанную тему "Динозавры и драконы" и Рождество во Львове, и мне хочется летать, чтобы везде успевать и спокойнее думать.

@темы: деть, островной быт, праздники

12:32 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
А ну-ка, кто угадает, какого знаменитого персонажа изобразил Артур?))

@темы: мелкота, красивые картинки, деть

23:02 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
- Mummy, I need to have a serious word with you!
Я готовлюсь внимательно слушать серьёзный разговор.
- Never ever kill me!

@темы: деть, мелкота, цитаты

01:44 

И без позитива

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Не делю скорби и смерти на категории, но... если бы я была сейчас настроена обозначать свои чувства в формате "жё сюи...", я была бы мамой Умарали. Всё остальное дико больно, но это катаклизм, конфликт цивилизаций, перелом миропорядка - это, если хотите, ожидаемая травма и ожидаемый ужас, он от этого не менее ужасен, но ничего другого мы не ждем от урагана или цунами, мы прячемся и бежим от них. Смерть Умарали - абсолютно бессмысленная, результат тотальной бесчеловечности, принявшей форму нормы и обыденности. Просто шли мимо обычные люди и растоптали ногами младенца и его семью, и прошли дальше, пожав плечами. Не религиозные фанатики, не наёмные солдаты, не отбросы общества. Обычные мирные расисты. И на митинг с требованием провести настоящее расследование вышло около ста человек - которым лично от меня низкий поклон, господи, если бы и их не было... Не могу успокоиться.

@темы: политика

13:58 

Новость дня - позитивная, для разнообразия

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
А мы будем праздновать Рождество во Львове!!! К сожалению, не НГ, но и так неплохо!
:dance3:

19:52 

Пески Петербурга

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Когда мне попадаются фотографии Санкт-Петербурга, я понимаю, чтó, наверное, чувствуют успевшие увидеть Пальмиру, рассматривая свои старые снимки. Вот оно, немыслимое прекрасное, теперь безнадёжно изуродованное вандалами. В Питере не взорвали арку Главного штаба или Исаакиевский собор, ну разве что Летний сад расковыряли, а, и Мефистофеля сбили с фасада, но ощущение потери и осквернённости - такое же. И каждая новость - как ещё одна падающая колонна. Таджикский мальчик, да. Мой город, тот, в котором я родилась и выросла, осыпается в песок. А мне казалось, что ничего более кардинального, чем "лихие 90-е" уже произойти не может. Меня саму будут заносить другие пески, а следов моих рук больше не найти.

@темы: Питер, политика, проникновенные монологи о разном

20:12 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я всё хочу про осень написать, а получается как всегда. Краткий, но ёмкий комментарий на тему авиаударов в Сирии

@темы: политика

00:30 

Оставь надежду всяк...

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Принесло Фейсбуком.


Цитата отсюда:


Вот такого года издания, утверждено, одобрено блаблабла:


Чё, приехали, я считаю.

@темы: политика, цитаты

20:19 

Каждому своё

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я, обнимая на диване обоих мальчишек:
- Мне так повезло, у меня в жизни есть два таких чудесных человека!
Артур:
- А у меня есть новые тапочки!
Странно, что тоже не добавил "в жизни" - он обычно хорошо моделирует речь. Тапочки и правда есть, с зелёными монстриками.

@темы: деть, мелкота, цитаты

23:29 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
- Мерлин, ты не видел, куда Артур подевался?
Это цитата из жизни - у нас в деревне появились чудесные знакомые, оба археологи, трое детей, и одного зовут Мерлин.
А ещё у Артура есть любимая шутка, сам придумал и повторяет, ясное дело, без конца: говорить The Arnolfini Porridge вместо The Arnolfini Marriage. И картина теперь тоже есть, купили репродукцию в рамке на ярмарке в фонд Общества защиты кошек.

@темы: островной быт, мелкота, деть

19:50 

Смотрите, какое прекрасное!!!

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
19.09.2015 в 15:02
Пишет mesange store:

Автор и модель Птица синица (Victoria Kazymova)
Фотограф Benvolio (Ludmila Molodan)



Lviv the Guardian, шарф.
Натуральный шёлк-эксельсиор, размер 167 х 45 см.
80$

+4 фото


URL записи

@темы: цитаты, красивые картинки

23:30 

Литературно-политическое

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Дочитала "ЖД". Убойная сила - счастливый брак Салтыкова-Щедрина и Маркеса. Пожалуй, попрекнуть автора можно только ничем не оправданным оптимизмом финала - но это ж был всего 2006-й, ещё казалось, что есть жизнь на Марсе.
По рекомендации Киже "закусила" "Метелью" Сорокина и тоже прониклась, прямо пробрало, тоже, зараза, красиво пишет, так что достаёт до нутра, хоть и понятно, что автор выёживается во всю русскую литературу. "День опричника", правда, уже не пошёл - переела альтернативно-исторической, стимпанково-мифической России, уж больно похоже на реальность, а реальность настолько пугает, если задуматься, что лучше не задумываться. Памятники Сталину они, не читать дальше, простите мой французский, ставят. Позолоченные. Даже непонятно, что с этим фактом делать, кроме как повеситься от омерзения. Не читайте советских газет, да и от русской литературы лучше опять отдохнуть.

@темы: книги, политика

00:01 

Эгоистические заметки

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я читаю "ЖД" Быкова, и у меня съезжает крыша, потому что я перестаю разделять роман и реальность. И бесконечно удивляюсь, сколько он всего угадал и как его вообще до сих пор земля российская носит.
Я смотрю на новые коллекции в магазинах и вижу сплошные турецкие изразцы и обои Уильяма Морриса, впрочем, изразцам тоже слегка родственные. Жалко только, что с этими восхитительными орнаментами делают совершенно неносибельные вещи из неносибельных тканей. Но глаз радует, ничего не скажешь.
Я снова стала одеваться по барахолкам и благотворительным лавкам - был у меня такой период в самом начале жизни в Англии, от банального безденежья, а теперь как-то, наверное, меня совсем перестал волновать вопрос статуса, только эстетика. Ну и чтобы на мебель и на детей побольше оставалось. Трофеи всего за пару недель: бирюзовая куртка (как те самые изразцы) за полтора фунта, шёлковая блузка за фунт, и вот буквально вчера, на нашей любимой деревенской барахолке, подцепила за пятьдесят пенсов клетчатую рубашку абсолютно тех цветов, в которые окрашено моё настроение этой осенью.
Я не ждала осень так рано - обычно после начала учебного года у нас немедленно наступает бабье лето, и приходится подправлять облезший лак на ногах, балансировать между сарафанами и свитерами, одеваться так, чтобы осенним утром не замёрзнуть, а летним днём не изжариться. Но нет, на этот раз сарафаны после Турции смело отправились в зимнюю спячку, а шлёпанцам только и работы осталось - развлекать мелкого ребёнка, который меряет их все по очереди. Птицы в саду прилетают перекусить рябиной и бузиной, в углу у забора доцветают белые флоксы и так отчётливо пахнут концом давно и навсегда закончившихся школьных каникул в далёкой деревне, что хочется плакать.
Я отработала неделю с хвостиком, и лето кажется мне другой планетой, каковой, впрочем, и является. Иногда его ещё можно разглядеть в калейдоскоп, который Артур выпросил у меня в магазине Национальной галереи и который использует как подзорную трубу. На работе у меня чудесные классы и чокнутое начальство, и стабильно не работающая, чрезмерно усложнённая и всё более усложняющаяся компьютерная система, вернее, сразу несколько систем, плохо совместимых друг с другом. Дома у меня перманентный дурдом и новый прекрасный диван, ещё не вполне окошаченный и обананенный. Среди фотографий с отдыха у меня есть одна, на которую я теперь не могу спокойно смотреть, не то что показывать кому-то: мой мелкий ребёнок, по уши в песке, утомившись скакать, лежит ничком в полосе прибоя на турецком пляже.
Я получила подарок от свекрови, которая приезжала на пять дней со старшим братом Джона. Она никогда мне ничего не дарила, кроме чеков и одного какого-то давнего шарфика, а тут отдала золотой кулончик с аметистом, который носила года с 1950-го, когда ей его подарил ещё тогда даже не муж, а жених. Кулончик мне полагался по завещанию, но отдала сейчас, потому что сама перестала носить - не справиться с застёжкой. В придачу к кулончику получила много комплиментов своим обедам и детям, что всегда приятно. Своих детей она никогда не баловала одобрением, а мне вот достаётся.
Я ношу аметист, когда притворяюсь приличной учительницей, голубые серьги-пуговицы, когда не притворяюсь ничем, и красный с бирюзой комплект из браслета и серёг, когда громко радуюсь осени. Когда покупала, думала, что он летний, а он оказался чистой осенью - бусины-ягоды, бусины-выцветшее небо, загадочное семечко и крошечные красные черепа.
Я праздную осень вовсю: пью пиво "Корабль-призрак", пеку со сливами, яблоками, ежевикой, корицей, ванилью, принимаю избыточные дары от всех, кому не справиться с урожаем - зелёную фасоль от соседки, яблоки от бесхозного дерева, семена алых мальв от совсем незнакомой женщины, приводившей в порядок свою клумбу. Я городской житель, может быть, поэтому мне всё кажется подарком - орехи и жёлуди под колёсами велосипеда, закатные цвета спелого шиповника, пирог из нескольких яблок из своего сада и пригоршни ежевики, за которой всего-то и надо, что выйти за околицу.
Я купила своим детям на барахолке куклу - коллекционную, слегка потрёпанную, в костюме Красной шапочки. Артур любит её, потому что она красивая, а мелкий - просто любит, таскает за косы, слюняво целует и подолгу смотрит в глаза.
Я боюсь за Турцию и эгоистично надеюсь, что они не выберут себе тоже Путина, не скатятся в слепую национальную идею и не закроют для нас навсегда свой волшебный юго-восток.
Я свозила Артура в Лондон, специально в Национальную галерею, но там оказалось почти всё закрыто по случаю забастовки, и мы не увидели ни Тернера, ни Гейнсборо, ни Констебля, которого Артур предвкушал всю дорогу. Зато видели "Тигра во время тропической грозы" Руссо, "Подсолнухи" Ван Гога и "Чету Арнольфини" Ван Эйка (к которой Артур питает необъяснимую нежность - к тигру ладно, а к ним?) и очень долго изучали "Святого Георгия" Уччелло. Конечно, мой ребёнок был крайне обеспокоен состоянием дракона, поэтому пришлось решить, что я зарычу и напугаю рыцаря (первое предложение - убить - я отвергла как недостаточно пацифистское и вегетарианское), а Артур отвезёт дракона в больницу, где ему заклеят нос пластырем. Ещё успели покататься на красном автобусе, посмотреть Биг Бен, полазать по львам на Трафальгарской площади, перекусить и прогуляться в Сент-Джеймсском парке, попрыгать там же на детской площадке (деревянные верховые улитки с железными цепями-поводьями, в опавшей листве... о, этот лондонский дизайн!), пройти мимо Букингемского дворца и вернуться на вокзал на метро. В общем, весь набор лондонских удовольствий.
Я выгуляла голубое шёлковое платье и синие босоножки с серебряными каблуками в пятницу на преподавательской вечеринке - выход в свет засчитан, можно убирать. Мы сидели и болтали небольшой компанией на скамейке в школьном саду, пока не стало совсем темно и холодно, и это было как-то по-детски, но от души.
Я никак не могу решить, чего я хочу и что могу, и где одно пересекается с другим, и пересекается ли.

@темы: простые волшебные вещи, политика, островной быт, мелкота, книги, деть-2, деть, Лондон

23:36 

А нет ли тут у меня арабистов?

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
А то мне очень хочется узнать, что за закорючки у меня на подносе:

00:01 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Интересно, как я буду себя чувствовать, догнав три порядочных чашки крепкого кофе (утром обычный френчпресс, днём турецкий, к вечеру с молоком) бутылочкой саффолкского яблочного сидра?
Кто бы знал, как нам не хватает Птица синица, на которую так прекрасно можно было ненадолго кинуть хотя бы одного спиногрыза! (То есть, по другим причинам тоже не хватает, но другие уже привычные, всегдашние, а эта новая.)
За два дня извела сорняковые джунгли, выросшие за время нашего отсутствия, и слегка поубавила прыти зарослям мяты, тоже замахнувшимся на лавры триффидов. Пахну чудесно.
Мелкий ходит вовсю, очень заинтересовался лемурами Мадагаскара, спит с турецкой плюшевой черепахой, смеётся, когда не ноет, ласкается, когда не смеётся, любит баклажаны и отказывается говорить на человечьем языке.
Артур ждёт в пятницу кровать мечты - моей мечты, но ему идея тоже пришлась по душе, и он теперь всё спрашивает, где его новая высокая кровать с лестницей.
Сезон паутины - если надолго остановиться, кажется, и тебя заплетут, протянут шёлковую лесенку от уха к плечу, устроят перепонки между пальцами.
Сердце болит от двух зверств - приговор Сенцову и казнь Халеда Аль-Асада, 83-летнего археолога и бывшего директора музеев Пальмиры. Про Сенцова всё понятно, наверное, а на месте хранителя сирийских древностей, отказавшегося покинуть своих каменных подопечных, я слишком хорошо представляю других хранителей, знакомых мне - это такая порода.
В гостиной стоят гладиолусы цвета алых парусов.

@темы: мелкота, деть-2, деть, островной быт, политика, простые волшебные вещи

14:32 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Украина, с праздником!

22:29 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Вам, наверное, интересно про Турцию, а я опять не про то. Что-то пробивает меня на проникновенные монологи. Конец лета, мой традиционный личный поворот колеса.
Так вот, иногда Фейсбуком мне приносит посты одной девочки. Ну как девочки - моей ровесницы. Близкими подругами мы никогда не были - занимались вместе в кружке в Эрмитаже, некоторое время были как бы в одной компании, из того же кружка произошедшей (насколько я вообще умела быть в компании). И был какой-то трансцендентный момент, когда во время кружковской же поездки в Польшу мы с ней сидели вечером в Мариацком костёле в Кракове, вдвоём, отбившись от группы, в огромном, ароматном, тёмном, празднично украшенном к Рождеству готическом пространстве, и говорили, кажется, обо всём на свете, о себе и о тайнах Вселенной, так откровенно, как это умеют только 14-летние подростки. Кончилась школа, кончился кружок, было несколько попыток собираться той же компанией, но кончились и они. Кое с кем я всё же сохранила связь, но не с ней. И теперь вот узнаю по чужим лайкам: она стала то ли психологом, то ли психотерапевтом, волонтёрит, путешествует, сейчас в Непале помогает жертвам землетрясения, пишет немыслимо пронзительно про Непал и не только, вешает немыслимой красоты фотографии, и дочка у неё уже взрослая. И собственно, это примерно всё, что я про неё сейчас знаю. И почему-то мне даже не рассказать, какой маленькой я чувствую себя по сравнению с ней. Настолько маленькой, что не способна даже попроситься в фейсбучные друзья. Потому что она необыкновенная - а я обыкновенная, что ли. Потому что её жизнь кажется мне абсолютно осмысленной, а моя при сравнении ощутимо блекнет - и это в такое время, когда я вообще-то совершенно довольна своей жизнью. И это не зависть, это какое-то восхищение снизу вверх, к которому я обычно не склонна по отношению к знакомым людям. Как будто я смотрю на горы.

@темы: проникновенные монологи о разном

23:24 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я собиралась написать про другое - сами понимаете, есть про что. Но - сложилось вот так.
Помните, были такие магнитофоны - бобинные? С двумя здоровенными катушками, гонявшими плёнку туда-сюда. У меня такого не было (зато они были в лаборатории кафедры фонетики филфака СПбГУ аж в 1992 году, и мы на них слушали упражнения по английскому!), я слушала всю свою подростковую музыку на кассетном советском уродце, не помню названия, помню, что вечно ломался и жевал плёнку, и на плеере, привезённом из Дании, к которому умельцы на маминой работе соорудили мне конструкцию, позволяющую подключать его к сети, а не тратить драгоценные, редкие и дорогие батарейки AA. Но когда я слушаю песни Виктора Цоя, особенно когда начинается первая с "Чёрного альбома", у меня полное ощущение, что они записаны во мне именно на таких катушках и крутятся со щелчками и хрипом, крутятся прямо в груди.

@темы: музыка, проникновенные монологи о разном, я

13:32 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Кошка пришла, ошейник надели, вещи собрали, улетаем )

00:05 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Завтра мы улетаем на две недели в Турцию, в ленивую горячую Патару; наверху у меня недособраны вещи на четверых с хвостиком, а я сижу в гостиной на диване и поджидаю кошку, которая вот уже три недели не даёт надеть на себя новый ошейник с магнитом-ключом, открывающим "кошачью дверь". Когда мы дома, нам нетрудно её впустить, если попросит, но без нас придётся ей жить на улице, если не объявится. А ещё, когда я открыла наружный карман на чемодане Артура, то обнаружила, что он уже начал собираться: там лежало 25 фунтов, коричневый бумажный конверт, пластиковая папка для документов, чашечки для красок и папин ежедневник. Ежедневник и деньги, как нетрудно догадаться, мы искали по всему дому тоже недели три, если не дольше.

@темы: деть, звери, мелкота, островной быт

The Accidental Cookbook

главная