Записи с темой: рецепты (список заголовков)
19:43 

Как извести мешок шпината, прежде чем он начнёт портиться?

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
15.01.07 Рецепт из книжки: зелёный рис (Riso verde)



Шпинат промыть, отварить не добавляя воды, отжать, порезать и положить на дно огнеупорного блюда, приправив мускатным орехом, солью и перцем. Рис «басмати» отварить, добавить немного сливочного масла, посолить, поперчить и положить поверх шпината. Мороженый зелёный горошек бросить в кипяток на минуту, слить воду, пропустить через блендер с несколькими ложками нежирных сливок, добавить нарезанную свежую мяту. Положить поверх риса и посыпать нарезанными фисташками. Всё поставить в духовку на 20 минут.



Ну какой же у меня ещё может быть рис, если не зелёный?! В прошлом году на собственный день рождения я даже приготовила абсолютно зелёное меню – суп из кресс-салата, ризотто со спаржей и фисташками и открытый торт с манго и киви. Что-то сдвинулось в моей голове после того, как я прочитала «Унесённые ветром», и бархатные зелёные занавески Скарлетт О’Хара навсегда проникли в моё подсознание, в конечном итоге бросив свой коварный отблеск даже на моё свадебное платье.

Сейчас зелёный цвет очень in, так что мне стоит чудовищных усилий не бросаться в любом магазине сразу в «зелёный угол» и убедить себя, что мне не нужна ещё одна зелёная юбка или водолазка. Из последних приобретений я особенно рада зелёным замшевым перчаткам на шёлковой подкладке и с какой-то немного растительной вышивкой – ну просто перчатки королевы фей, когда она подхватывает в седло Томаса-Рифмача. К перчаткам чудесно подошёл шарфик, связанный мамой за каникулы по моей настоятельной просьбе, из пушистой тёмно-зелёной шерсти. Шарфик – это из той же оперы, что и курица с вишней. Та же магия трансформации и передачи тепла. Даже если бы он ни к чему не подошёл, я бы стала его носить, но он идеально вписался в мой гардероб.

К вопросу о тепле – примулы продолжают цвести, а перед входной дверью пробились новые ростки мяты. Это, конечно, очень удачно для моего зелёного риса, но всё же немного пугает. Вот попробуй встать в угол и не думать о белых медведях. Мы когда-то придумывали истории про бесконечную зиму, насланную чьими-то чарами, а тут всё наоборот – зима обиделась и ушла, и разбирайтесь, как хотите. Вместо снега – вишнёвый цвет, и что делать ежам – совершенно непонятно.

А вот мышам – очень даже понятно: как дело к ночи, крутиться, как ошалелым, в колесе. Они очень смешно реагируют на мою кулинарную деятельность – встают на задние лапки и отчаянно дёргают розовыми носами. Но самую бурную реакцию у них вызывает утреннее приготовление кофе – просыпаются моментально!

За окном кричит сова – всё никак не могу привыкнуть, что это в порядке вещей, как и тявканье лис, и пенье малиновки по утрам, и олени, жующие анютины глазки (это, правда, не у нас, а у моей свекрови в Саррее – она очень возмущалась, а я с восторгом представляла себе картину – почти диснеевского олешка с цветком в зубах). Вот вам и смычка города и деревни (стычка? спайка? случка? Все слова кажутся одинаково нелепыми).

Дальше в комментариях - мои записи начиная с конца ноября, когда мне впервые пришла в голову гениальная мысль щёлкать по вечерам клавишами ноутбука в качестве законного предлога не мыть посуду (в нашей семье творчество - это святое!).

@темы: книги, островной быт, проникновенные монологи о разном, путешествия, рецепты

16:19 

Остатки зелёного риса

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
16.01.07 Остатки зелёного риса - xорошее название для постмодернистского романа.

Разобрали, наконец, ёлку – всегда безрадостное занятие. Убрали всех моих куколок в картонную коробку, на чердак. А что делать с ёлкой – непонятно. Она стоит и вкусно пахнет, совершенно целая и зелёная и нисколько не собирается ронять иголки. Учитывая, сколько хлопот было с её приобретением, кажется просто преступлением выкинуть её на улицу.

Сегодня целый день идёт дождь. В этом году мой стол на работе прямо перед окном, и каждый день я смотрю на маленькое дерево, которое растёт на противоположной стороне улицы. Осенью оно стояло трогательно-жёлтое, с тонкими, пушистыми листьями, похожими на рябину. Потом оно теряло эти пёрышки одно за другим, а сегодня было всё в слезах, каждая тоненькая ветка, и я смотрела на него сквозь заплаканное стекло, вместо того, чтобы проверять тетради.

Дальше в комментариях - продолжение рассказа о моих каникулах.

@темы: островной быт, рецепты

12:17 

Тимбале из брокколи – рецепт из книжки (или чем кормить мужа с больным зубом)

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
17.01.07 Отварить брокколи, в блендере смешать с тремя ложками сметаны или натурального йогурта и целым яйцом плюс желток. Добавить нарезанный лук (полагается зелёный, но я взяла порей), соль, перец и молотый мускатный орех. Наполнить смесью маленькие формочки, смазанные маслом, поставить в огнеупорное блюдо, наполнить кипятком, чтобы вода доходила до середины формочек, поставить в духовку на 25 минут. На гарнир – кускус с сушёными помидорами в масле (волшебный продукт – добавляешь в любой соус или в пасту и больше ничего делать не надо).

Джону, конечно, придётся-таки пойти к зубному, потому что подобных рецептов каши-малаши у меня не так много!

Мыши стали просыпаться каждый вечер, как только слышат мой голос на кухне. Высовывают розовые носы из домика и ждут, когда я суну в клетку руку с каким-нибудь угощением. Они уже не боятся брать еду с моей ладони, хотя нередко сначала пробуют на вкус мои пальцы, прежде чем найти подсолнечное семечко или кусочек яблока. Крохотные лапки щекочут кожу, зубы как крохотные булавки, а носы ни на минуту не останавливаются, в процессе бесконечного познания окружающего мира, пусть одного и того же его участка и в сотый раз.

Банка с кускусом выскользнула из рук, и теперь мой след заметен по всему дому. Жалко, что мышей нельзя выпустить из клетки – подчистить то, что не удалось подмести.

Я нашла, наконец, свою идеальную автобусную остановку. Она ближе всего к школе, и я могу до упора сидеть в Интернете, а потом быстро добежать до автобуса, минуя магазинные соблазны в центре города. Я всегда любила стоять вечером на остановках, когда никуда не спешишь и практически всё равно, как скоро придёт транспорт. Можно, почти отключив голову, смотреть на поток машин и капли дождя в свете фар, что-нибудь сочинять, слушать музыку в плейере, впитывать в себя вечерний город. На моей обычной остановке в центре Кембриджа, рядом с автовокзалом, всегда слишком много народу, а узкая улица запружена гудящими автобусами и машинами до такой степени, что за этим невозможно расслабленно наблюдать. А здесь, на углу двух оживлённых магистралей, никто, кроме меня, на автобус не садится, и стеклянная коробка полностью в моём распоряжении, со всеми отблесками и отражениями в мокром стекле. И путь к ней тоже мне по душе: тротуар идёт вдоль «парка» - огромного зелёного поля, обрамлённого деревьями и пересечённого дорожками для пешеходов и велосипедистов, а с другой стороны – машины еле движутся, застряв в ежевечерней пятичасовой пробке. Утром я пробегаю этой же дорогой, едва замечая туман над полем или чёрных ворон на низенькой ограде, боком, боком отодвигающихся от греха, то есть от меня, подальше, притворяясь, что просто заинтересовались чем-то в стороне. А вечером могу идти не спеша и перебирать в голове всё то, что обычно беспорядочно навевают ночные города.

@темы: рецепты

15:47 

Пастернак и морковь, жаренные в духовке с мёдом

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
18.01.07 Морковь и пастернак нарезать соломкой, сложить в огнеупорное блюдо, полить растительным маслом и мёдом, посолить, перемешать и поставить в духовку на полчаса. На гарнир – греча с чесноком – мой любимый, совершенно не русский способ её приготовления: разогреть оливковое масло на дне кастрюли, добавить гречу, перемешать, обжаривать пару минут, потом залить водой (только чтобы покрыть поверхность) и накрыть крышкой. Через несколько минут проверить, если нужно, ещё перемешать, в конце добавить мелко нарезанный чеснок.



Гречу я искала долго – рецепты с ней попадаются в вегетарианских книжках, написанных подругами Линды Маккартни, но найти её в стандартном супермаркете невозможно. Но теперь есть надёжный источник, вернее, даже два – восточноевропейские магазинчики в Ньюмаркете и в Кембридже. Сушки, пряники, квашеная капуста, солёные огурцы... остаётся только затянуть «Калинку».



Что-то волшебное есть в мёде – наверное, от неистребимой ассоциации с летом и цветами. Самый фантастический мёд, который я когда-либо пробовала, был всё из той же ньюмаркетской лавочки – гималайский. Можно только фантазировать, какие в Гималаях цветы и какие пчёлы.



Мыши в колесе (в кухне выключили свет), ванильный ройбуш в чашке, ветер завывает за окном, открытая коробка «Чернослива в шоколаде». Джон купил себе ностальгический диск исполнителя 70-х годов по имени Cat Stevens, на нём есть нежная песенка про грустную Лизу – sad Lisa, Lisa – и странная песенка с чудесной кулинарной цитатой: I built my house from barley rice, Green pepper walls and water ice… Иногда сочетания слов, которые ничего не значат, значат больше всего. Поэтому я пишу дневник?



Sad Lisa



She hangs her head and cries in my shirt.

She must be hurt very badly.

Tell me what's making you sadly?

Open your door, don't hide in the dark.

You're lost in the dark, you can trust me.

'Cause you know that's how it must be.



Lisa Lisa, sad Lisa Lisa.



Her eyes like windows, tricklin' rain

Upon her pain getting deeper.

Though my love wants to relieve her.

She walks alone from wall to wall.

Lost in a hall, she can't hear me.

Though I know she likes to be near me.



Lisa Lisa, sad Lisa Lisa.



She sits in a corner by the door.

There must be more I can tell her.

If she really wants me to help her.

I'll do what I can to show her the way.

And maybe one day I will free her.

Though I know no one can see her.



Lisa Lisa, sad Lisa Lisa.



Into White



I built my house from barley rice

Green pepper walls and water ice

Tables of paper wood, windows of light

And everything emptying into White.



A simple garden, with acres of sky

A Brown-haired dogmouse

If one dropped by

Yellow Delanie would sleep well at night

With everything emptying into White.



A sad Blue eyed drummer rehearses outside

A Black spider dancing on top of his eye

Red legged chicken stands ready to strike

And everything emptying into White.



I built my house from barley rice

Green pepper walls and water ice...

And everything emptying into White



Cat Stevens

@темы: музыка, рецепты, цитаты

19:27 

Отчёт за выходные

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
20.01.07 Мидии с фенхелем и миндальный тортик



Мидии с фенхелем – те же самые, что я готовила на Новый год, только на этот раз с гарниром – варёная картошка и молодой шпинат в качестве салата.

А для тортика – взбить сахар с яйцами, добавить апельсиновую цедру, сливки и растопленное масло, смешать с блинной мукой, вылить в форму и поставить в духовку на 40 минут. За это время резаный миндаль смешать со сливками, маслом, сахаром, мёдом и пряностями, нагреть до кипения, потом вылить поверх торта и печь ещё 10 минут. Получается sticky almond cake, что по-русски совершенно не звучит («липкий миндальный торт»?), зато полностью соответствует действительности, потому что отлепить его от формы, а потом кусочки от пергамента и крошки от зубов практически невозможно, но вкусно.



Съездили за продуктами в супермаркет. Это, надо сказать, для меня ничуть не утомительное мероприятие. В овощном отделе я вообще могу провести пару часов. Джон издевается над тем, как я разглядываю каждую морковку, но на самом деле это просто из чисто эстетических соображений – мне нравится рассматривать фрукты и овощи, даже если я не собираюсь их покупать. Почти как одежду. Конечно, лучше всего таким образом эстетствовать на рынке, но там обязательно кто-нибудь на тебя начнёт бросаться с предложением срочно купить кабачок или ананас, а это очень действует на нервы, особенно если ни кабачок, ни ананас тебе не нужны. )

Ах, какой рынок мы видели летом в Турции, в Изнике. Ну, во-первых, в «базарный день» практически все улицы в центре превратились в торговые ряды, завешанные цветным платками и махровыми полотенцами, заставленные ботинками и кастрюлями, заваленные рулонами ковров. А в самом центре этой промтоварной вакханалии расположился продуктовый рынок, который можно было учуять и услышать, наверное, из Стамбула. К счастью, выглядели мы достаточно нелепо, так что особенно на нас никто не кидался, и мы могли спокойно наматывать круги по рядам перцев, дынь, зелени и орехов. Все продукты были навалены на прилавках горами, выше головы, и не ровными, кирпичик к кирпичику, пирамидами, как на Сенном рынке, а именно щедрыми, как на картинах Снайдерса, душистыми горами. И каждый ряд определялся издалека, прежде чем можно было что-нибудь разглядеть, потому что на тебя волнами, одна за другой, накатывались ароматы: помидоры, специи, зелёный перец, персики... И всё это было неправильной формы, с пятнышками и вмятинами, абсолютно свежее и только-только собранное в окрестностях Изника. 1001 ночь, да и только.

Конечно, в супермаркетах города Кембриджа испытать такое близкое к нирване состояние невозможно, но набрать ингредиентов для ароматного домашнего колдовства – вполне. Вот фенхель, например, - непременно должны быть магические свойства у овоща, который пахнет, как пряность. Так оно и есть (это я залезла в любимую книжку о травах и специях): греки и римляне считали, что его стебли и семена помогают от глазных болезней и змеиных укусов, а в Средние века траву фенхеля набивали в замочные скважины в качестве защиты от ведьм. И название очень симпатичное – тоже подходит для моего кулинарного романа: чем не имя для героини?

В Хорватии, на острове Паг, где делают соль, кружева и сыр, дикий фенхель рос среди белых камней вместе с другими душистыми травами, и вечерний воздух можно было разливать в банки как маринад – так солнце за день пропитывало его кулинарными ароматами.

А красный лук, который я тоже купила сегодня, теперь приобрёл для меня стойкую художественную ассоциацию: на выставке Веласкеса в Национальной галерее, в углу ранней картины под названием «Старая женщина, жарящая яйца» лежала, блестя бордовой шкуркой, совершенно живая, идеальная луковица, от которой невозможно было оторвать глаз.



Мама хотела идти дальше, смотреть на инфант и королей, а я любовалась совершенной луковицей, не менее прекрасной, чем синее платье бедной белокурой инфанты Маргариты, которую выдали замуж за родного дядю.

Мыши шебуршатся в домике, заново обустраивая своё гнездо. Я поменяла им подстилку и вымыла клетку, правда, при этом чуть не потеряла одну мышь – в процессе временного переселения в маленькую коробку она решила рвануть на свободу вверх по рукаву моего свитера. Пришлось ловить за хвост.



21.01.2007 Бигос с вариациями



Сушёные грибы и чернослив залить кипятком, дать настояться полчаса. Обжарить лук в оливковом масле, добавить нарезанные грибы и чернослив, промытую квашеную капусту, банку помидоров, гвоздику, палочку корицы, семена тмина и лавровый лист. Добавить немного хереса, дать выкипеть, залить жидостью от грибов и чернослива плюс немного овощного бульона, посолить, поперчить, накрыть крышкой. Довести до кипения, и потом готовить на медленном огне, пока всё не станет очень мягким и густым. Посыпать зеленью и подавать с варёным картофелем.



В оригинале в это польско-литовское блюдо полагается угрохать тонну мяса и колбасы, но оно хорошо и так – даже вкуснее, потому что лучше чувствуются все приправы. Чем больше готовишь, тем больше понимаешь, что очень многие ингредиенты прекрасно взаимозаменимы – я больше никогда не впаду в истерику из-за отсутствия молотого имбиря. (Драматическая история нашего новоселья на Чёрной речке в 2000 году – я отправила Джона за этим жизненно необходимым для моего блюда продуктом, и когда он вернулся с пустыми руками, отказалась принимать гостей вообще.) Херес вместо мадеры, тмин вместо семян укропа, клюква просто так – потому что осталось несколько ягод от моих рождественских ухищрений.

Квашеная капуста – один из волшебных продуктов моего детства. Удивительно, как много моих самых отчётливых вспоминаний связаны с бабушкой на кухне. Здесь, конечно, я не оригинальна – наверняка, в большинстве домов по осени наступал момент заготовочного ажиотажа, когда капуста, баклажанная икра, маринованные помидоры и огурцы, яблочное повидло тоннами ложились в банки и вёдра, чтобы потом ложками лета появиться на тарелках под Новый год, когда в магазинах осталась одна картошка.

Для капусты у бабушки были специальные инструменты: слегка треснувшая деревянная миска, «тяпка», больше всего похожая на средневековое оружие – лезвие полумесяцем на деревянной ручке, два эмалированных ведра (такие сейчас в большой моде - для кухни в стиле «ретро») и чугунные антикварные утюги в качестве груза – нынче идут рублей по 500 за штуку, а 20 лет назад бабушка колола на них орехи и придавливала ими квашеную капусту или отклеившиеся плитки линолеума в коридоре. Я наблюдала за всеми этими приготовлениями, забыв на время об игре в «Питера Пэна» (платье, заправленное в колготки, чтобы быть похожей на мальчика) или в «Волшебника Изумрудного города» (любимый плюшевый лёва и маленький чёрный пёсик по кличке Пират, волочащиеся за мной на ленточке по всей квартире). А потом два эмалированных ведра заманчиво стояли на кухонном подоконнике и дразнили своим запретным содержимым: бабушка строго следила за тем, чтобы капусту начинали есть, только когда она доведена до совершенства. Почему-то мне ужасно нравились ягоды клюквы, которые добавлялись для пикантности, не столько вкусом, сколько своей алой прозрачностью и редкостью - как будто драгоценный камешек попал тебе в тарелку.

Все эти домашние манипуляции в сочетании с особенностями советской розничной торговли выработали во мне стойкую привычку – «всякому овощу своё время». Ну не хочу я клубники в декабре и апельсинов в июле, хоть убей. Конечно, теперь я ещё точно знаю, что клубника в декабре будет по вкусу отчётливо напоминать пластик, в который она упакована, но дело даже не в этом. Мне всегда начинает хотеться мандаринов под Новый год, черешни в июне, огурцов в марте (вечная память огурцам фирмы «Лето», бледным, длинным и невообразимо весенним). И даже на цветы распространяется эта странность: не могу заставить себя покупать хризантемы весной, а фрезию в ноябре.

Люблю рецепты, когда можно всё покидать в кастрюлю и предоставить обед самому себе. Вот он, тихонько побулькивает на плите, чайный кекс сидит в духовке, а я устроилась за кухонным столом и стучу по клавишам, время от времени поглядывая то на плиту, то на мышиный домик. Чайный кекс печётся, надеюсь, на всю неделю, но надежды не очень много, так как это любимое лакомство моего мужа, сочетающее в себе самые прекрасные для него вещи на свете: чай и торт. (Для этого рецепта курага, чернослив, изюм и засахаренная цедра несколько часов вымачиваются в крепкой чайной заварке с коричневым сахаром, а потом смешиваются с яйцами, мукой, пекарским порошком и молотой корицей.)

После Теннисона взялась перечитывать «Мабиногион» - сборник валлийских легенд, которые послужили источником как для средневековых рыцарских романов Кретьена де Труа и Томаса Мэлори, так и для баллад и картин эстетов девятнадцатого века, упорно искавших прекрасное в далёком прошлом. Пришла к выводу, что «Герейнт и Энид» нравится мне больше у Теннисона – наверное, потому что больше похоже на повесть в жанре «фэнтези».



В промежутке между всем прочим покрасила волосы – решила вспомнить студенческие годы, когда мы с Ленкой регулярно удивляли друг друга и окружающих, до такой степени, что почти забыли, какого цвета у нас волосы на самом деле. Благо по телевизору транслируют финал чемпионата по снукеру, и мой муж прочно приклеен к дивану, так что я предоставлена сама себе. То есть, я тоже не против снукера, но он обычно меня усыпляет: я сажусь на диван, приваливаюсь к мужниному плечу, и вскоре мерный стук шаров начинает меня убаюкивать. Это неплохо после рабочего дня, но обидно в уикэнд. В результате немного порыжела и потеряла пару седых волосков, которые в последнее время как-то уж очень нахально вылезали на первый план.

@темы: книги, красивые картинки, проникновенные монологи о разном, путешествия, рецепты

20:15 

The true meaning of Christmas

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Знающие меня люди удивятся - что это я вдруг озадачилась "истинным смыслом" религиозного праздника? Тем более, все Рождества давно прошли. Но на всё есть свой резон: почти час вчера проболтала по телефону с бывшей коллегой, испанкой Исабель, которая три года назад переехала в Саррей. Повод - её запоздалая реакция на мою рождественскую открытку. А в середине декабря я вдруг получила e-mail из Японии, от миниатюрной, очаровательной Мики, с которой мы дружили в Америке, вместе ходили обедать в студенческую столовую, отмечали мой 22-й день рождения в ресторане "Последний единорог" в городе Уотервиль, штат Мэн, и фотографировались в голубых полиэтиленовых пончо на фоне Ниагарского водопада. После Америки вот уже 10 лет мы поддерживаем очень эпизодический контакт, главным образом, под Рождество; регулярно теряемся, но потом как-то находимся, как сейчас - ей захотелось послать мне рождественскую открытку, и она решила проверить, работает ли мой старый адрес электронной почты. Работает! И вскоре я получила рождественское поздравление в виде картинки с японским мостиком и цветом сакуры, где повсюду рассыпаны крохотные Санта-Клаусы, и крохотную же косметичку с вышитой хризантемой, идеально завёрнутую в прелестную бумагу.

Вот в этом и есть для меня "истинный смысл Рождества": человеческие контакты, которые возобновляются и укрепляются взаимными "дарами" или просто пожеланиями добра. Каждый год в предпраздничный сезон в Англии какие-нибудь церковные деятели начинают выступать на тему того, как "истинный смысл" забыт в вихре коммерческого ажиотажа, как бедные современные дети не знаю, что празднуют рождение сына божьего, а не Деда Мороза (и правда, ура, не знают - менее 30% опрошенных в этом году детей в курсе того, что Рождество имеет какое-то отношение к церкви). А мне смешно - ведь кого сейчас волнует тот факт, что христианское Рождество естественным образом вписалось в языческий календарь на место германских и римских празднований зимнего солнцеворота и благополучно переняло немало языческих традиций (и ёлка, и подарки)? Кто переживает, что не помнит народ, откуда пошло название месяца января - от имени Януса, двуликого римского бога дверей и начал, смотрящего одним ликом в будущее, а другим - в прошлое? А ведь во всём этом гораздо больше "истинного смысла": солнце стало прибывать, давайте праздновать жизнь на самом пике смерти природы, радоваться вечнозелёному дереву; давайте пытаться начинать сначала, давайте, наконец, просто делать друг другу приятное в самое неприятное время года. И атеистический СССР удивительно точно перевёл на Новый год этот изначальный смысл Рождества, все традиции, связанные с циклом природы и с общностью людей. Обменяться подарками с теми, с кем спорила до хрипоты. Получить письмо от старой знакомой. Узнать по телефону, как подрастает чей-то малыш. Угостить маму вкусными пирожками. Вы скажете, всё это можно делать и без праздников, просто каждый день - да только у кого же так получается? Нам нужны знаковые даты, символические жесты, время, специально отведённое на то, чтобы вспомнить, что мы живые и мир вокруг нас живой. Вот такие вдруг странные мысли о смысле жизни.

А вчера мы доедали остатки бигоса, и вместо готовки я смотрела кулинарную программу - почти столько же удовольствия, а посуду мыть не надо.

Stir fry

Мелко нарезать чеснок, перец чили и свежий имбирь, обжарить на растительном масле, добавить полоски красного перца, разрезанные пополам молодые стручки гороха и ложку мёда. Обжаривать, помешивая, в конце добавить зелёный лук и креветки, подлить кунжутного масла и соевого соуса. Подавать с лапшой.



Понятия не имею, как переводится на русский stir fry – азиатское блюдо из слегка обжаренных овощей, которые надо всё время помешивать. Был у меня период в начале моей кулинарной карьеры, когда stir fry казалось мне самым восхитительным блюдом, не говоря уже о том, что его быстро готовить. Хорошее название для романа, написанного в жанре моего дневника – обрывочные записи, отдельные истории, случайные мысли, переходящие одна в другую. Собственно, если бы я уже не придумала The Accidental Cookbook...

По телевизору показывают короткий документальный фильм о священных обезьянах индийского города Джодпура, где чтят бога-обезьяну Ханумана. Им не только разрешают жить на крышах домов и воровать фрукты с лотков, но и специально приносят угощения, а трупы обезьян посыпают цветным порошком и лепестками цветов и кремируют в знак особого почитания.

Уважаю религии, которые поклоняются природе, а не считают её бесплатным приложением к «венцу творения», созданным для нашего увеселения и потребления. Все наши сегодняшние экологические проблемы – прямой результат господства монотеистических религий, основанных на идеологии Ветхого Завета. Особенно, конечно, постаралось христианство, которому я многое прощаю за зелёных ангелов Кривелли, готические шпили и грегорианские песнопения, но не могу простить хищнического отношения к природе.

Впрочем, пойду, пожалуй, спать, вместо того, чтобы сочинять очередной антирелигиозный трактат.

@темы: информация к размышлению, проникновенные монологи о разном, рецепты

20:26 

С утра шёл снег...

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Вчера утром на подходе в школе на меня спланировали четыре одинокие снежинки, а сегодня – «погляди в окно!». Правда, не очень великолепными коврами и не блестя ни на каком солнце, но снег-таки лежал – по всему двору, по полям, на моих цветочных феечках, на яблоне в соседнем саду… Он был такой чудесный, свежий, голубой в утренних сумерках. Я открыла дверь кухни в халате и шлёпанцах и постояла минут пять, дыша запахом снега. Подлетевшая малиновка изобразила собой рождественскую открытку.

Из автобуса стало видно, что снега не так уж много – зелёная трава просвечивает. Похоже на театральную бутафорию – как будто всё посыпали пенопластом, чтобы получилась условная зима.

На подъезде к городу с неба полетели белые мухи, и моё сердце затрепетало от надежды – вдруг начнётся метель и уроки закончатся раньше (это уже бывало не раз). Учителя не меньше школьников любят, когда отменяют уроки. Шла на работу без шапки, наслаждаясь полузабытым ощущением – прикосновение снежинок к волосам. Вольная вариация на тему Брейгеля – велосипедисты на снегу, пересекающие моё любимое огромное поле-«парк».

А к полудню выглянуло злобное солнце, и наша маленькая зима на этом кончилась.

Почему я так люблю снег? Всегда любила, с самого детства. Всегда расстраивалась, если снега не было на Новый год, всегда радовалась первому случайному снегопаду где-нибудь в сентябре. Самый прекрасный звук зимнего утра, теперь наверняка канувший в Лету, - когда дворники широкими лопатами сгребают снег с тротуара. Значит, ночью был снегопад.

Есть в снеге какая-то магия, которая редко изначально заложена в явлениях природы. Например, дождь можно сделать сказочным и романтичным, если представить себе, что это слёзы богов или вода из разбитого небесного кувшина. Про снег ничего придумывать не надо – он загадочен сам по себе, как туман.

В снегопад у меня всегда немножко перехватывает дыхание, и я начинаю бессмысленно улыбаться. Сколько стихов и историй было сочинено в славном городе Питере в таком вот блаженном состоянии, без шапки (сунута в школьный рюкзак утром, как только я завернула за угол, за которым меня не видно из нашего окна на другой стороне улицы), без перчаток, ловя снежные хлопья.

Конечно, я не особенно против того, чтобы жить на острове без слякоти и соли, съедающей по паре ботинок в год, где зима занимает положенные ей три месяца календаря и не пытается захватить все остальные времена года, и где всегда зеленеет трава. Но совсем без снега – тяжко. Хоть одну бы настоящую метель, как та, в которую я ехала домой на велосипеде пять лет назад, через Гранчестерские луга. Но нет, наша зима – хрупкое, чахоточное создание, как весна в Питере. Приоткрывает дверь – и тут же её захлопывает, испугавшись собственной смелости. Сочинить, что ли, сказку про маленькую зиму? Вроде как маленькая Баба-Яга.



Фаршированные шапминьоны

Залить кускус кипятком, дать постоять 5 минут, добавить мелко нарезанный чеснок, кориандр, соль, перец и козий сыр. Положить начинку в шляпки четырёх больших шампиньонов, полить оливковым маслом и поставить в духовку. На гарнир – отварная брокколи.



Мыши заняты серьёзным делом – утепляют гнездо. Отрывают кусочки бумаги от рулона из-под кухонных полотенец, который служит им игрушкой, и затаскивают в домик. Я их понимаю.

Они всё больше привыкают ко мне – одна уже смело сидит на ладони, если предложить угощение. Держать крохотного зверя в руке – такое чудесное ощущение. Чем-то сродни утреннему снегу во дворе. А они действительно крохотные – вдруг замечаешь это, угостив их тыквенными семечками, которые они держат обеими «ручками» и долго-долго грызут.

@темы: проникновенные монологи о разном, рецепты

19:05 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
В новостях вчера показывали доисторическую акулу - поймали где-то в Японии (правда, сразу уморили) и привели в экстаз весь научный мир. Зверь живёт на большой глубине (600-1000 метров), поэтому его мало кто видел раньше живьём, и тем более не снимал на камеру. Отдельные экземпляры хранятся в музеях в формалине, а окаменелые останки таких же рыб датируются до 80 миллионов лет назад. Живёт вот такое существо в глубоком синем море, пережило все мировые катаклизмы, динозавров и мамонтов и нас наверняка переживёт. А на вид впечатляет, натуральное чудище из "Властелина колец".

Утром был иней, немного смягчил разочарование от отсутствия снега. Я шла по пустой сумеречной дороге на другой автобус (более ранний, но до него полчаса топать пешком) и разглядывала примёрзшие к асфальту сухие листики. А небо было - как у Мандельштама, "бледно-голубой эмали". С тех пор, как я прочитала это стихотворение, у меня светлое утреннее или вечернее небо всегда ассоциируется с расписным фарфором. Сила искусства, однако.

Пойду, наверное, куплю себе «книжку для чтения» - это выражение моего мужа, конечно (reading book).







Любимый рецепт из книжки о блюдах из риса: острый плов с картофелем и горошком



Замочить рис «басмати» на 20 минут в холодной воде. Разогреть растительное масло в кастрюле с толстым дном, бросить столовую ложку семян тмина и слегка обжарить, пока они не начнут подпрыгивать и не потемнеют. Добавить нарезанный мелкими кубиками картофель, размороженный зелёный горошек и мелко нарезанный зелёный перец «чили», обжаривать, помешивая, пока картофель не смягчится. Добавить рис, обжарить до полупрозрачности. Добавить ложку приправы «гарам масала», куркуму, кайеннский перец и соль. Залить водой, довести до кипения, накрыть крышкой и убавить огонь. Варить, пока вся вода не выкипит. Убавить огонь до самого маленького и готовить ещё 10 минут. Накрыть бумажными полотенцами и потом снова крышкой, снять с плиты и дать постоять 5 минут. Перемешать и посыпать мелко нарезанным красным луком и листьями кориандра.



По просьбе трудящихся готовлю блюдо, от которого не будет много грязной посуды, так как всё «в одном флаконе». От семян тмина совершенно восхитительный аромат, когда они начинают жарится. Мороженый горошек брызгает во все стороны, бусинами скачет по полу. Незаменимый продукт – практически никакой возни (только разрезать пакетик и вскипятить воду) и плюсы для здоровья, так как замораживают его сразу «с куста» и поэтому в нём на 100% сохраняется вся полезность. Пока обед готовится сам собой, я примостила ноутбук на углу буфета и шлёпаю по клавишам, под какофонию безумной музыки: в церкви, которая от нас буквально через пару домов, сегодня, как и каждый четверг, bell-ringing practice - тренировка звонарей, прямо скажем, не слишком талантливых, а Джон в гостиной играет на пианино вариации на тему Baa, baa, black sheep (английская детская песенка про чёрную овечку) – в романтическом, джазовом, классическом и т.п. стиле.

Действительно купила себе книжку для чтения, даже две: детектив, действие которого происходит в Стамбуле (готова читать что угодно, если действие происходит в Стамбуле), и «Карри» - не то история индийской кухни сквозь призму истории Индии, то ли наоборот. Заодно прихватила бесплатную книжечку – что-то типа анонса с отрывками из новинки, которая вот-вот должна поступить в продажу. Наверное, куплю весь роман, когда выйдет, - автору нужно дать премию уже за одно название: «Стеклянные книги пожирателей снов» (The Glass Books of the Dream-Eaters).

Мыши подняли страшный шорох (если такое возможно), продолжая утеплять свою спальню. Пожалуй, наблюдение за ними постепенно вдохновляет меня на то, чтобы извлечь из небытия историю про девушку, которая умеет превращаться в мышь. А ещё – чтобы пойти в свою собственную тёплую спальню и прибиться к горяченькой батарее.

@темы: информация к размышлению, книги, рецепты

14:43 

Of mice and men

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
27.01.07 Паста с острыми овощами

Помидоры и перец крупно порезать, сложить в огнеупорное блюдо, добавить несколько неочищенных долек чеснока, посыпать сверху мелко нарезанным перцем чили, положить веточки от помидоров, посолить и полить оливковым маслом. Поставить в духовку примерно минут на 40. Готовые овощи мелко порезать, очистить и нарезать чеснок, и всё смешать со спагетти и листьями шпината.

День начался довольно поздно, так как сама по себе я просыпаюсь редко, а Джон вдруг решил проявить небывалую деликатность и меня не будить. Спустившись на кухню в полосатой пижаме, застаю мужа за мольбертом, увлечённого новым экспериментом с акриловыми красками. Происходит следующий диалог:

- А почему ты меня раньше не разбудил?

- А так я могу лишний час спокойно рисовать.

Спасибо, дорогой!

Вообще сегодня моё общение с любимым супругом проходило под каким-то странным знаком. На вопрос, что он хотел бы на ужин, я слышу – «пиццу и картофель-фри, потому что от них посуды мало». А на попытку получить объективное мнение относительно того, стричься мне или нет, свет моих очей выдаёт мне вот что:

- Конечно, стригись, будет гораздо легче пылесосить!

Короче, если бы я была не я, а фея из волшебного озера в Уэльсе, после этих трёх обид собрала бы я грустной песенкой своих пёстро-бурых коров и ушла бы жить обратно в подводное царство.

Правда, небольшим утешительным призом послужил пышнейший омлет с сыром, приготовленный совершенно не раскаявшимся мужем нам на завтрак.

После завтрака мы решили съездить в Или, главным образом, просто чтобы проветриться. Идём пешком на дальний автобус, а вокруг – чистая весна. Под деревьями сквозь зелень плюща и сухие листья пробились первоцветы – нет, должна быть у меня в какой-нибудь сказке зимняя фея, которая ходит босиком и оставляет цветочные следы на прогалинах. Птицы поют, и солнце местами выглядывает, совершенно весеннее, тёплое.

Путешествие в Или имеет массу приятных аспектов, один из которых – возможность в течение часа сидеть на переднем сиденье на верхнем этаже даблдекера и обозревать многократно виденные окрестности. Видно далеко, благо они (окрестности) плоские, и прекрасно видно всё, что творится на небе, и вся игра света.

Проезжаем разные более и менее симпатичные городки и деревушки. Вот, например, Соэм: получил печальную национальную известность после того, как в 2002-ом году тут произошло чудовищное убийство двух двенадцатилетних девочек. Убийце дали пожизненный срок, а дом, где это случилось, сравняли с землёй. А ещё здесь прекрасная церковь с вычурной резной колокольней и маленьким кладбищем, на котором, говорят, похоронены две ведьмы. И множество указателей, вывесок, транспарантов, призывающих всех зайти перекусить в Saucy Meg’s Café – «Кафе кокетки Мег», почему-то вызывающее у меня ассоциации с Максом Фраем. Очень бы подошла такая забегаловка к какому-нибудь закоулку Ехо. Эх, подарил бы мне кто-нибудь добрый всего Фрая разом, а то я сама никогда не соберу его по книжке за каждый короткий наезд в Питер...

Собор в Или виден издалека – шипастый дракон, примостившийся на вершине единственного на много миль холма, или корабль, вздымающий мачты над болотистой равниной, The Ship of the Fens, или что там ещё может привидеться. Город-странная сказка, про который я обязательно когда-нибудь допишу историю. Очень хочу жить в Или, под крылом собора, и гулять по вечерам по тем же улицам, что и призрак Оливера Кромвеля.

Сегодны мы не пошли в любимый антикварный склад у реки, но заглянули в другое место, столь же достойное красочного описания. Это так называемый «house clearance shop» - то есть, магазин, который собирает ненужные вещи, когда люди переезжают или продают дом, принадлежавший почившим родственникам. Но гораздо больше ему подходит диккенсовское название – «The Old Curiosity Shop», «лавка любопытных предметов», а вовсе не «древностей», как в русском переводе. (Роман, правда, совершенно невозможный – я начинала читать, но от сентиментальности и приторной сладости меня быстро стало подташнивать.) Так вот, любопытных предметов тут навалом – в буквальном смысле. Буфет красного дерева загромождён вычурными вазочками, в самые дальние углы не пробраться, на креслах примостились куклы и абажуры для торшеров, если дотянешься до верхних книжных полок, можно найти ещё один экземпляр «Острова сокровищ» (у нас уже три), цветочный горшок в стиле модерн, к сожалению, с большой трещиной, зеркало в металлической раме отдыхает на диване, во дворе садовые гномы водят хоровод вокруг коробки с разбитыми тарелками по пятьдесят пенсов... В общем, примерно понятно, что это за место.

Из лавки мы уходим с добычей – голубой фаянсовый котёнок с отбитым хвостом (хвост завёрнут в отдельную бумажку). Тянет меня к «обиженным» вещам.

Вернувшись домой, минуту раздумываю, не посмотреть ли мне «Великолепную семёрку», но решаю, что ничего, кроме слюней и соплей, мне это не даст. Вместо этого спокойно готовлю ужин и принимаюсь за книжку о карри. Блаженство.



28.01.07 Рис с морепродуктами и красным перечным соусом

Обжарить нарезанный лук в оливковом масле, добавить чеснок, лавровый лист, шафран и рис. Перемешать, дать рису как следует пропитаться маслом, влить белое вино и дать выкипеть. Добавить рыбный бульон, довести до кипения, накрыть крышкой и готовить на среднем огне, пока рис не впитает всю жидкость. Незадолго до конца добавить смесь морепродуктов. Для соуса обжарить лук и чеснок, добавить нарезанный маринованный жареный перец, банку помидоров и паприку, дать покипеть, пока не загустеет.



Мирный день домашних забот: стирка, выпечка и чистка мышиного домика. Бельё сохнет на улице – это в конце января. В духовке яблочный торт с корицей, пахнет на весь дом. Самое утомительное занятие на сегодня – нарезать яблоки тонкими ломтиками и укладывать красивыми кружками по верху торта.

По телевизору показывают такой сказочный образец китча родных девяностых годов, что я не могу устоять, несмотря на то, что Джон отказывается даже обедать в одной комнате с этим фильмом: «Робин Гуд, принц воров». Кевин Костнер, моя подростковая мечта, бегает по лесу под песню – необъяснимо – Брайана Адамса, с идиотской стрижкой и своим нелепым американским акцентом и произносит проникновенные речи о свободе, равенстве и братстве. Помню, как смотрела этот фильм на видео у подруги – единственной среди нас, у которой тогда был видеомагнитофон! Подруга уже давно мне не подруга, живёт в Бостоне и работает крутым лойером, а вот фильм сохранился значительно лучше. В девяносто первом я, конечно, не подозревала, что на всевозможных вторых ролях в нём подвизались отличные британские актёры, так как смотрела только на любимого Кешу, а также что в оригинале диалог написан с изрядной долей самоиронии и мало кто, кроме бедняги Костнера, воспринимает свою роль всерьёз. Даже Морган Фриман, замотанный в сарацинский тюрбан, не вполне уверен, что всё это не понарошку, а что уж говорить об Алане Рикмане – злобном шерифе Ноттингемском, который переигрывает на всю катушку и вставляет в свою роль британский слэнг. Страшная ведьма с бельмом на глазу когда-то нас действительно напугала, но сейчас воспринимается совершенно по-другому, потому что я только что видела её в новом сериале в роли мисс Марпл. Ну а в конце, на гордом боевом коне, кому же ещё появиться в качестве Ричарда Львиное Сердце, как не сэру Шону Коннери? В общем, самое подходяшее зрелище под яблочный торт и чашку ройбуша с корицей.



Один из старейших мусульманских кулинарных трактатов описывает шесть благородных наслаждений: «еда, питьё, одежда, секс, аромат и звук». К питью, пожалуй, я равнодушна.

@темы: островной быт, путешествия, рецепты, фильмы

13:57 

Утро

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Сегодня утром опять был иней. Замёрзшие серёжки на каком-то кусте, который зацвёл раньше времени. В горшке с петрушкой вылезают гиацинты - откуда? сто лет никаких гиацинтов не сажала. Один даже уже высунул розовый цветочный нос между листьев. На его месте сегодня утром я бы его спрятала. Не могу подобрать название для цвета морозного утра - розово-золотисто-бежево-перламутровый.

На работе холодно, живу в своей вышитой жилетке на искусственном меху - был в прошлом зимнем сезоне очень в ходу русский стиль, вот и мне перепало.



Два ужина – правда, не в одном флаконе

Джон вчера сварил так много пасты, что у нас не хватило духу выбросить лишнее, поэтому сегодня мой творческий полёт ограничен строгими параметрами: этой самой пастой и мешком шпината, который не проживёт слишком долго. Смертный грех – разогревать вчерашнюю пасту без ничего, но ничего не поделаешь. Жарю чеснок, добавляю шпинат, нарезанный маринованный печёный перец, оливки и козий сыр. Снимаю сковороду с конфорки, отвлекаюсь на секунду – и тут же с хлебницы падает пакет кофе и приземляется аккурат на горелку. Я хватаю его, в нём, естественно, уже проплавилась дырка, часть кофе на плите, часть мимоходом попадает в сковороду. Я ругаюсь скверными словами и зову мужа, потому что с горячей сковородой в одной руке и дырявым пакетом кофе в другой сложно сделать что-то осмысленное. Муж тяжело вздыхает, выключает концерт Мендельсона для скрипки с оркестром и идёт меня спасать. Часть шпината пришлось выкинуть, но, к счастью, совсем маленькую. Зато кофе, поджарившийся на конфорке, распространяет по кухне совершенно одуряющий аромат. Обед слегка подостыл, пока мы прыгали, но всё равно съедобно. А оливки – всё те же, из Турции.

Всё это к вопросу о том, что больше ничего в наш дом уже не поместится. На ближайший уикэнд запланирована весенняя уборка, в надежде избавиться хоть от какой-то части барахла. Ну и расставить всё более-менее по местам. На которых вещи простоят в лучшем случае неделю.

Почему два ужина? Потому, что завтра у нас родительское собрание в 7 часов, и я готовлю еду ещё и на завтра. Так что пока я тут строчу, на плите готовится ещё и тыквенное ризотто, в которое я добавлю немного сыра и шпината.

У меня возникла идея фикс – поехать во Вьетнам. Совершенно серьёзно, на почве визита во вьетнамский ресторан. Займусь выяснением, как всё это возможно. Не сию минуту, конечно, поехать и, может быть, даже не этим летом, но обязательно как-нибудь в относительно недалёком будущем.

Заглянула после работы в книжный, ничего не купила, потому что было мало времени, но обратила внимание на гарри-поттеровскую вакханалию: повсюду плакаты и листовки, призывающие всех разумных граждан заблаговременно заказывать свой экземпляр «Гарри Поттера и смертоносных мощей», который должен выйти 27-го, кажется, июня. Сердце на миг затрепетало – вот она, сила маркетинга – но разум быстро взял своё и напомнил, что примерно через месяц после этого судьбоносного события книжку можно будет купить в супермаркете на 2-3 фунта дешевле. Куплю, конечно, не дожидаясь, пока она выйдет в мягком переплёте, но заказывать, убейте, не буду.

@темы: рецепты

15:31 

Марокканский ужин

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
8.02.07

Нарезанный лук обжарить в оливковом масле в большой кастрюле, добавить молотый имбирь, молотый тмин, паприку и палочку корицы. Немного обжарить вместе, потом добавить нарезанные кубиками морковь, тыкву, картошку, баклажан и гововить под крышкой, пока овощи не начнут становиться мягкими. Потом переложить в огнеупорное блюдо, добавить курагу, кожуру маринованного лимона, немного овощного бульона и банку помидоров, посолить, накрыть крышкой и поставить в духовку на полчаса или пока все овощи совсем не разварятся. На гарнир – кускус с апельсиновой цедрой.



Обожаю это блюдо – сладкое и пряное одновременно. Ни разу ещё, правда, не удавалось приготовить его в полном соответствии в рецептом: там ещё полагается кабачок, чернослив вместо кураги, сушёные груши, щепотка шафрана и зелень петрушки под конец. Вместо петрушки, как я уже рассказывала, у меня теперь гиацинты, а шафран кончился подчистую, ни одной ниточки не осталось – пора совершить экспедицию на Милл-роуд. Загадочный продукт, который вполне достоин своего полулегендарного статуса. Очень мне нравится тот факт, что получают его из тычинок особого сорта крокусов. Всё туда же, в бездонную помойку в моей голове, из которой иногда чудом получаются сказки и мелодрамы.



Вчера не было времени ничего писать, так как свободных уроков было мало, а вечер съело родительское собрание. Мероприятие всегда утомительное, но по большей части полезное для души: приятно получать подтверждение, что твоя работа кому-то нужна и реально осмысленна. А иногда это ещё и возможность помочь – например, посоветовать, чтобы ребёнка отвели на тестирование к специалисту по дислексии. Иногда, правда, результат родительских собраний бывает печальный (но не в этот раз): поговорив с родителями, проникаешься острой жалостью к девочке. И так порой хочется потрясти их как следует и спросить: «Что же вы уродуете дитя, граждане?!»



Вернувшись домой в 9 вечера, была тронута до глубины души: муж записал на видео получасовую кулинарную программу, которую я смотрю каждый день полседьмого. Открыла новую бутылку вина, посмотрела видео и рухнула в постель.



А сегодня произошло чудо – правда, почти запланированное и до мельчайших подробностей предсказанное метеорологами. Утром, около семи часов, пошёл снег. Не очень крупный, по диагонали, потому что с ветром, настоящий снег. Я вышла из дома рано, чтобы идти пешком на ранний автобус, и получила массу удовольствия от прогулки. Тушь, правда, потекла, но зато мои следы – первые на белом тротуаре, я всегда это любила.

Такое редкое, восхитительное ощущение – напрочь вымывает из головы все мысли, остаётся только холод и свежесть, кружевная белизна, смешение неба с землёй. Автобус опоздал, потом долго торчал в пробке, и я смотрела на тюлевую завесу, под которой деревенские домики, заборы и церквушки постепенно приобретали запоздало-рождественский вид. Из центра нарочно пошла кружным путём, хотя и опаздывала – чтобы пройти через моё любимое поле. Судя по количеству зачаточных снеговиков, школа Парксайд, что неподалёку, решила вообще не открываться. Снеговики получались грязноватые, и сразу было видно, где их лепили, по длинной кривой полосе обнажившийся зелёной травы. В меня попал снежок – пытаюсь сообразить, когда такое могло произойти в последний раз, и не могу. Велосипеды брошены на снегу, рыжая собака в экстазе бегает кругами, острый шпиль викторианской католической церкви полускрыт летящим снегом. Хорошо бы уметь заготавливать такие моменты впрок, чтбы можно было достать из банки, когда очень захочется.

Прихожу в школу и тут же разворачиваюсь: уроки отменили, толпы убитых горем детей вываливаются на улицу. Успеваю на ранний автобус из центра – единственный пассажир. Дома мы с Джоном для смеха включаем новости: половину школ по всей стране распустили, аэропорты закрыты, всем советуют оставаться дома, если нет острой необходимости куда-то ехать. Как всегда, как три года, пять лет назад, неизбежно показывают интервью с укутанными, заснеженными детьми, лепящими снежную бабу или волочащими за собой санки. «Что ты думаешь о том, что сегодня отменили уроки?» Ну как вы думаете, что они думают?!

Снег продолжает идти где-то часов до двух, с переменным успехом, а потом начинает подтаивать и к вечеру почти совсем сходит на нет. Чудо кончилось, завтра, увы, придётся работать. Правда, в виде утешительного приза обещали туман (вернее даже, freezing fog), но от него практической пользы мало. Одно радует – завтра последний день, и впереди неделя каникул.

@темы: островной быт, рецепты

14:41 

Остаток каникул

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
15.02.07 Кексы и карри

Сегодня – единственный день, когда мы с Джоном оба дома. Но наше приятное одиночество вскоре нарушено водопроводчиком, который пришёл, наконец, чинить течь в наших трубах, из-за которой наш счёт за воду примерно на четверть больше, чем нужно. Водопроводчик, правда, восхитительный – благоухает чистотой и лосьоном для бритья и весело перешучивается с Джоном. Я, чтобы чем-то себя занять, завожу очередную выпечку – кексы с черносливом. Люблю рецепты, в которых написано примерно следующее: «не нужно размешивать слишком тщательно, в тесте должны остаться комки». Легко!



Вчера отлично провели время с Джули и её дочками. Правда, немного пугает то, как много общих интересов у моего мужа с десятилетней девочкой: около часа ушло на разглядывание комиксов, которые не сильно изменились со времён его детства. На десерт Джули приготовила шикарную вещь – banoffee pie. Banoffee это гибрид banana и toffee (карамельно-тянучная маса, похожая по вкусу на сгущёнку). В корзиночку из теста кладутся бананы, тянучка и взбитые сливки. Рай!

Кода мы собирались уходить, Джон вдруг некстати проявил наблюдательность:

- Это что, новые ботинки?

Джули немедленно пришла на помощь:

- По-моему, я их уже видела.

Ура женской солидарности. Потом мы с ней обсудили этот вопрос и пришли к выводу, что, собственно, никто никого даже не обманывал – она ведь не сказала, где или на ком она их видела!



Продолжаются тёплые дни, и птицы полностью перешли на весенний режим: чёрные дрозды исходят трелями по утрам и вечерам, восседая на коньке крыши, толстые малиновки объедаются хлебом, который Джон бросает на улицу каждое утро, и зеленушки танцуют в воздухе, вьются парами, как рисунок на китайском свитке.

Вечером Джон готовит карри с креветками – даже сам толчёт и смешивает специи в ступке. Я открываю новую бутылку вина – венгерское розовое. Объявляю мужу, что завтра обязательно поеду в город за книжками. Он фырчит – почему я не могу читать то, что стоит дома на полках? А я практически всё читала. Не верит. Подвожу его к полкам (где всё расставлено в алфавитном порядке – безумие какое-то на меня нашло пару лет назад, в жизни у меня не стояли книжки по алфавиту) и начинаю тыкать пальцами в корешки. Оказалось, из совершенно не читанных мною книг у нас есть следующее: «Мартин Чаззлвит» и какие-то письма Диккенса, большая часть собрания сочинений Лескова, некоторые особо малоизвестные произведения Бориса Пильняка и антикварный Вальтер Скотт в 16-ти томах (не считая «Айвенго»). Муж был вынужден признать, что выбор между Лесковым и Скоттом невелик. А я даже сама удивилась – как так может быть? Всю жизнь торопилась читать, глотала книги, потому что за поворотом всегда стояло что-то ещё, что непременно нужно прочесть каждому образованному человеку. То есть, не только поэтому читала взахлёб, конечно, – природная скорость чтения, буйное воображение и отсутствие братьев и сестёр тоже способствовали не в малой степени. А теперь – могу читать, что хочу. Классики более-менее охвачены, «культовые» авторы тоже, к современной литературе выработался известный скептицизм – если, пролистав несколько страниц, не проникаюсь стилем, или если аннотация на обложке не интригует сюжетом, не буду читать, пусть хоть самый что ни на есть бестселлер-расбестселлер.



16.02.07 Фаршированные грибы

Обжарить луковицу-шалот и измельчённые ножки, срезанные у четырёх больших шампиньонов. Смешать с хлебными крошками, мелко нарезанными грецкими орехами, парой столовых ложек молока, солью, перцем, зеленью петрушки и тимьяна и тёртым пармезаном. Наполнить чашечки двух грибов, накрыть двумя другими и перевязать бечёвкой. Полить оливковым маслом сверху и поставить в духовку на 20 минут. На гарнир – варёный картофель и брокколи.



Это же блюдо я готовила на закуску на Рождество, только в исходном рецепте был сыр «стилтон» вместо пармезана – его просто ломтиками положить поверх начинки. Очень вкусно, хоть я и сама это говорю. И выглядит очень загадочно и по-колдовски – грибы, перевязанные верёвочкой.

Всё-таки съездила в город и провела счастливый час в книжном магазине – наконец-то!! И никакие обстоятельства не вмешались, никто не бросился мне навстречу и не оттащил меня силком от двери Waterstone’s. Это, наверное, мой саымй любимый магазин в Кембридже – на пару с уже красочно описанным «Аль-Амином». Но его я долго живописать не буду – слава боге, все примерно представляют, как выглядит среднестатистический книжный: мало народу, толстый ковёр на полу, кое-где разбросаны диванчики и табуретки, и можно сколько угодно бродить среди стеллажей и листать всё подряд.

Но у меня сегодня была конкретная цель, вернее, даже две. Одна – набрать 3 книжки со специальными наклейками «три по цене двух», причём так, чтобы все три книжки действительно хотелось. А вторая – в очередной раз сделать попытку найти рассказы Трумена Капоте.

Обе миссии увенчались редкостным успехом: я купила сборник всех рассказов Капоте и три «бестселлера» по спецпредложению. Один из них я уже читала, но уже очень мне понравилось – думаю, однажды перечитаю не без удовольствия. Называется «Жена путешественника во времени», и сюжет полностью соответствует названию. Одна из тех книг моего любимого жанра, который я очень условно, для себя, называю «магическим реализмом», где фантастический элемент так удачен и так искусно вплетён в реальность, что невозможно воспринимать его как сказку. И два эксперимента: «Магия для начинающих», к которой я давно примеривалась, и нечто современного венгерского автора, тоже с элементами фантастики. Тянет меня на Восточную Европу, совершенно неудержимо. Самое прекрасное на эту тему, что я не очень давно читала, - «Историк» Элизабет Костовой, шикарно построенный на исторических и не очень изысканиях о Дракуле. Что ж, попробуем Венгрию.

И ещё одна большая радость – праздно завернув в секцию детективов, где я не очень часто бываю, я обнаружила целую серию книг Барбары Надель, с тем же самым турецким инспектором в качестве главного героя и, самое главное, с тем же местом действия. Помните, как мне не хотелось выбираться из Стамбула? Так вот, теперь я нашла ещё по крайней мере 6 романов! Купила пока один, но непременно вернусь на следующей неделе.

А после ужина мы посмотрели, наконец, «Сундук мертвеца», взятый напрокат у Джули. Летом, будучи всё время в разъездах, так и не собрались на него в кино – что было обидно, так как это был один из тех редких фильмов, который вдохновил бы моего мужа на подобную жертву (поход в кинотеатр). Получили массу удовольствия, хотя, конечно, это явный «сиквел», со всеми характерными симптомами, из которых главный – отсутствие сюжета как такового. Впрочем, на Джонни Деппа я готова смотреть безо всякого сюжета, особенно в индейской раскраске, с глазами, нарисованными на веках и на щеках.

дальше - в комментариях.

@темы: проникновенные монологи о разном, островной быт, книги, рецепты, фильмы

14:54 

Гребешки с китайской капустой

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
21.02.07

Обжарить нарезанный чеснок и перец чили, добавить гребешки, жарить минут 5. Потом перевернуть, посолить, сбрызнуть соком лайма и дожаривать ещё столько же. Добавить китайскую капусту, обжарить, помешивая. Подавать с рисом и соевым соусом.



Вчера я не готовила, так как было очередное родительское собрание, и Джулии меня накормила обедом, благо она живёт недалеко от школы. Вечером посмотрела свою программу, которую муж опять любезно записал, хотя я не просила, почитала немного и плюхнулась спать.

Сегодня утром был ливень, который кстати кончился, как раз когда я вышла из автобуса. На ветках лип вдоль тротуара висели алмазные капельки, светились на фоне прорывов голубого неба. На этот раз не ледяные. И самая прелесть – на ветках цветущей вишни около католической церкви. Как ворох диадем из свадебного каталога – розовые цветы и бриллианты.

После этих чудес природы весь день пошёл под откос, несмотря даже на то, что выглянуло солнце. Документы, связанные с обменом, довели меня практически до истерики к концу дня, в сочетании с полными идиотами вокруг, которые не могут сделать то, о чём их просят, и совсем не идиотами, которые бурно рвались решать за меня мои проблемы, хотя их никто не просил. В итоге полпятого я ушла с работы с твёрдым намерением себя порадовать.

Результат: короткий уличный пиджак, довольно тёплый, в непонятную рябую жёлто-зелёно-серую клетку, морские гребешки, которые стоят примерно как золотые, и очередная книжка из серии стамбульских детективов. Лампочку я опять не купила.

Детектив проглотила за вечер, решив не смотреть «Трою» - ну не верю я в Брэда Питта в роли Ахиллеса. На самом деле, я как бы читаю сейчас «Магию для начинающих», но это сборник рассказов, а в них всегда полезно сделать перерыв. Рассказы есть неплохие, про сюрную Америку, которую я очень хорошо узнаю, но иногда с чрезмерной заумью, которая раздражает. Самые удачные - про волшебную сумочку, в которой живут феи, и про кроликов в саду, которые начинают войну против обитателей дома.

@темы: книги, рецепты

14:59 

Серость

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Мерзкий дождь с утра, такое ощущение, что конец триместра, а не середина после каникул. Что-то ужасно придавливает к земле. Приходится радовать себя мелочами - надела новое пальто.

Когда я прохожу утром по Юнион-роуд к школе, встречаю почти каждый раз старичка и старушку с мохнатой белой собачкой. Вот уже почти год мы обмениваемся "добрыми утрами", и я прихожу на работу с улыбкой.



Лосось с рисом и луком-пореем

Обжарить нарезанный колечками лук-порей в оливковом масле, добавить щепотку шафрана и рис басмати, всё перемешать. Влить овощной бульон, довести до кипения. Перелодить в огнеупорное блюдо, положить сверху крупные куски лосося без шкурки, посыпать мороженым зелёным горошком и поставить в духовку.



Рис упорно не желает готовиться, я начинаю злиться. Бывают такие уникальные кучки риса, которые стремятся испортить вечер во что бы то ни стало.

Впрочем, я немного расслабилась, отправив, наконец, злосчастные документы на визы в российское консульство. А также съездив с Клаудией на примерку платьев для благотворительного показа мод (половина денег – школе, половина – детскому хоспису в пригороде Кембриджа; организуют наши старшеклассницы). Магазин, предоставляющий платья на вечер, получает бесплатную рекламу, мы получаем возможность бесплатно покрасоваться в вечерних туалетах.

Платья, надо сказать, большей частью были совершенно отвратительные, несмотря на заоблачные цены: полиэстер, цвета в основном разновидности «вырви-глаз», стразы и перья. Тем не менее, всегда приятно повертеться перед зеркалом в разных нарядах. У меня, как всегда, проблема: несоответствие бюста и бёдер. Плюс ко всему, у среднестатистической англичанки один из самых больших размеров груди в Европе. Так что понятно, какие у меня были проблемы с выбором платья. Всё-таки, подобрали мне нечто тёмно-синее, по цвету похожее на мой выпускной костюм, до полу, с тонкими лямками, глубоким вырезом и блестящей пряжкой. Выглядит неплохо, хотя, конечно, не очень мой цвет. Впрочем, мне неохота спорить – дамы в магазинах шикарных платьев всегда вгоняют меня в застенчивость и редкостную готовность на всё соглашаться. В любом случае, мероприятие будет весёлое.

Вчера в Англии было Ash Wednesday – «Пепельная среда», первая среда Великого поста. Одна из моих любимых, самых талантливых старшеклассниц, которую я учу уже 5 лет, пришла ко мне на урок с пепельным крестом на лбу. Мне хотелось плакать. Впрочем, бедная девушка происходит из ирландской, истово католической семьи. Когда мы улетали из Питера два года назад, она позвонила маме из аэропорта и узнала, что специально для неё записывают на видео похороны Папы римского. Трагично, когда ребёнку с детства забивают голову всякой фигнёй.

Ура, купила себе лампочку! Ввернула, зажгла и сижу за секретером, «как большая». Правда, на кресле-качалке – к секретеру по-прежнему не хватает нормального стула, который не нужно было бы таскать из кухни. Но это вопрос сложный, так как офисное кресло в наш интерьер явно не вписывается, а найти одинокий антикварный стул, пригодный для работы за компьютером, - не самое простое дело.

Мыши снова переехали – пожили недельку в старом доме и взялись за стройку. Сгребли все опилки и сено в кучу, закопали в неё миску с остатками еды, укрепили всё это кусками разодранных картонных рулонов, и получилась башня до потолка. Теперь им не надо выходить, если проголодаются – можно откопать что-нибудь в миске. А ещё у них есть картонное крылечко, на которое они выходят, чтобы принюхаться, не происходит ли что-нибудь интересное.

Немного разочарована прочитанным вчера третьим стамбульским детективом. Собственно, вторым тоже. Но это, наверное, закономерно: первый роман – плод любви, результат многолетнего увлечения Турцией, отточенные образы старого Стамбула, персонажи, с которыми автор явно носился не один год. А дальше – успех, контракт с издательством, и дело поставлено на поток. Появляются клише, появляется непоследовательность – в одном романе балкон инспектора Икмена выходит на улицу Диван-Йолу, в другом – он любуется с него Голубой мечетью. Ну никак это не возможно! Впрочем, всё равно куплю все остальные книги серии – всё равно получаю удовольствие от описаний города, узнавания мест, да и интрига с чисто детективной точки зрения неплохая.

@темы: рецепты, островной быт, книги

15:51 

Три дня жизни

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
24.02.07 Рыбное карри

Готовит опять муж, сам напросился, я не заставляла. Выбрал в супермаркете ингредиенты – сайду, шпинат.

После супермаркета мы с Джоном расстались: он отправился домой, а я пошла бродить по Милл-роуд в ожидании трёх часов, когда я и все мои коллеги были званы в гости на (запоздалое) празднование китайского Нового года. Наша китаянка – существо очень трогательное, по-английски понимает через два слова на третье, а от учениц ожидает конфуцианского почтения перед учителем и безукоризненной дисциплины и очень огорчается при неизбежном столкновении с реальностью. Одну девочку из начинающей группы (китайский у нас первый год) уже по обоюдному согласию перевели в середине года ко мне, потому что София не могла с ней справиться. Но это всё так, к слову.

На Милл-роуд я зашла во все благотворительные магазины, но ничего интересного не нашла – неурожай, бывает. Зато обнаружила, что одна из антикварных лавочек стала торговать ещё и винтажной одеждой, и провела блаженный час в закутке с платьями сороковых годов, викторианскими кружевными блузками и безумными шляпками. К сожалению, то есть, к счастью, то, что привлекло моё внимание, было не моего размера, кроме шёлковой блузки начала двадцатого века, с чуть пожелтевшими кружевами. Что с ней делать, тем более за 60 фунтов, - совершенно непонятно. Но ощущения от магазина сказочные – как от стенного шкафа на Миллионной, из которого я всё своё детство вытаскивала бабушкины шёлковые платья, сетчатые перчатки, куски кружева, бархатные ленты. Однажды, я знаю, я не удержусь и куплю себе здесь безумное бальное платье годов эдак пятидесятых. Конечно, если оно окажется зелёное.

Примерив все шляпы (ах, вспомнила зелёную шляпку с чёрной вуалеткой, которая так мне шла в 15 лет в магазине датского города Орхуса...), отправилась искать адрес Софии. От Милл-роуд во все стороны отходят чудесные тихие жилые улочки, как правило, с односторонним движением или вообще частично закрытые для проезда, застывшие ломтики девятнадцатого века, трагически испорченные двумя рядами припаркованных у каждого дома машин. София приготовила китайскую еду, попробовав которую я окончательно убедилась, что не очень перевариваю эту кухню – уж слишком много жира. То есть, конечно, могу проглотить немало еды, сдобренной соевым соусом, но удовольствие при этом получу исключительно от глутамата натрия.

По дороге домой купила нам с Джоном весы в ванную – оба ощущаем в данный момент некое неудобство в районе талии. Теперь будем знать точно, в чём дело. Джон грозится с первого марта сесть на диету и временно перестать есть сладкое. Ха-ха, посмотрим.

Чуть было не пошла в книжный за очередным детективом, но решила сделать перерыв и почитать другие свежекупленные вещи, которые лежат дома. В качестве оправдания себе подумала, что мои турецкие детективы – не только лёгкое чтиво, но ещё и неплохой источник культурной информации, так как автор явно тщательно проверяет свои факты и для каждого романа проводит серьёзное исследование. Из последнего (купленного и прочитанного в пятницу), к примеру, узнала о традиции кровной мести у албанцев, типа вендетты.

Дома меня ждёт восхитительный том в твёрдом переплёте и прозрачной синей суперобложке: те самые «Стеклянные книги пожирателей снов», начало которых можно было бесплатно взять в тоненькой брошюрке на прилавке книжного магазина, и которые пленили меня своим названием. Отличный способ ловить читателя на крючок – прочитав начало, наверняка захочет узнать, что было дальше. Впрочем, я поймалась не только на сюжет, но и на хороший язык.







25.02.07 Картофель-фри с грибами и шпинатом

Это не рецепт, это просто все самые простые ингредиенты, брошенные вместе на одну тарелку и приправленные майонезом. Никому неохота готовить, потому что Джону практически всегда неохота, а я с головой ушла в свою «стеклянную книгу». Оторваться невозможно, потому что сюжет не даёт передышки ни на минуту, а кроме того, очень легко, отвлекшись, забыть какую-нибудь существенную деталь приключений предыдущей главы. По жанру это нечто почти старомодное: напоминает Жюля Верна, Уэллса, а больше всего, наверное, Александра Беляева. Классический приключенческий сюжет, завязанный на фантастическое и зловещее научное открытие, действие которого происходит примерно в начале двадцатого века в несуществующей стране, очень напоминающей Англию, вернее, в основном, в её несуществующей столице, очень похожей на Лондон. И шикарные герои, особенно один, вызывающий жгучую зависть, потому что его я бы не смогла придумать. Главный фантастический элемент, пожалуй, могла бы, поэтому чуть меньше завидую.

Давно, чуть ли не с подросткового возраста, не читала чистых приключений. Получила огромное удовольствие, хотя и ничего больше не сделала за день.



26.02.07 Грибное ризотто и брюссельская капуста

Эту комбинацию никому повторять не советую. Вообще недовольна всем, так как муж долго выковыривал из ризотто сушёные лисички, а потом и вовсе заявил, что он, оказывается, в целом не слишком большой любитель ризотто. А капусту пришлось срочно варить, чтобы не испортилась, потому что в субботу некоторые граждане с воплями бросились на неё с супермаркете, а потом дома потеряли интерес.

Завершается наш ужин клубникой, купленной всё теми же импульсивными гражданами, которые не слушали моих уверений, что она будет хрустящая и пластмассовая. Гм. Что и требовалось доказать.

Каждое утро теперь прохожу под двумя цветущими вишнями, и настроение сразу приподнимается на цыпочки. Бледно-розовые цветы на фоне чёрных веток, японская ваза, иллюстрация к хайку, нежность и твёрдость.

Сегодня после работы у меня было самое натуральное, непридуманное дело: купить открытки Дону и Маргарет (моим in-laws) на дни рождения, которые у них подряд на этой неделе. Покупка открыток всегда превращается в нечто сродни походу за Святым Граалем – шансы достичь цели примерно одинаковы. Ну почему не делают приличных открыток?!! Почему везде сплошные человечки из палочек, розовые бантики, вульгарные шутки, котята в очках, кисельные пейзажи и букеты в духе Моне? Неужели мало хороших произведений искусства, которые можно использовать, и неужели нет приличных молодых художников?! Этот крик души вырывается у меня всякий раз, когда приближается чей-нибудь день рождения. Самые ужасные места, куда точно не стоит заходить, - магазины открыток. «Моей любимой сестре / племяннику / дедушке / двоюродной тёте...» «Ура! Тебе 3 / 18 / 30 / 65...» А как насчёт просто «С днём рождения»?

Не без труда, обойдя полгорода (есть у меня специальные уголки на примете), купила-таки две симпатичные открытки за три минуты до закрытия универмага.

@темы: книги, островной быт, рецепты

14:40 

Weekend

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
3.03.07 Суп-пюре из пастернака, блины с копчёным лососем и салатом и хрустящий кекс с сухофруктами

Отличная начинка для блинов – мелко нарезанный копчёный лосось, смешанный с йогуртом и хреном

Салат – моя собственная комбинация: водяной кресс, свежий фенхель, помидоры и заправка из оливкового масла, белого винного уксуса, чеснока и лимонного тимьяна.

Кекс – из очередной новой книжки, включает в себя засахаренную вишню, изюм, кедровые орешки, изюм, курагу и поленту. Получился не совсем как на картинке, потому что я недостаточно взбила масло с сахаром и яйцами, но всё равно хрустяще.

Утром, наконец, смогла рассмотреть свой «сад» - зацвели сиреневые крокусы в горшке и несколько нарциссов у «парадной двери».

Гости немного задержались, и я успела приготовить абсолютно всё и даже накрыть на стол. В последний момент обнаружила, что салфетки в доме только чёрные – остались с Хэллоуина.

Ужасно рада видеть Исабель с Олафом. Вместе мы составляем забавную интернациональную компанию – англичанин, русская, испанка и немец. И испано-немецкий ребёнок, который вырастет гражданином Соединённого королевства. Понимает четыре языка – испанский, немецкий, английский и каталанский, но сам говорит немного: «мама», «папа», «cat», а всё остальное называется примерно «абадябадяба». Сначала малыш, конечно, стеснялся и отворачивался даже от приветливого голубого монстра из мультика «Корпорация монстров», купленного ему в подарок. Потом привык, стал сосать монстру хвост, съел целый ломтик тоста, отлепил все магниты с холодильника, потом прилепил их обратно, потребовал винограду с подоконника, похныкал, когда ему не дали целую гроздь, зачарованно понаблюдал за мышами, «перечитал» все книжки на нижних полках, тщательно изучил нашу свадебную фотографию. Сто раз рассыпал по полу и опять собрал коробочку разноцветных конфет Smarties. И перед уходом бросился в гостиную, чтобы поставить обратно на полку маленьких металлических зверей. Уникальное дитя – для двух лет стремление класть вещи на место совершенно ненатуральное.

Исабель нисколько не изменилась – те же волосы безумными колечками, те же жгучие испанские глаза и миниатюрная фигура, а её муж потолстел, что, как я теперь знаю по опыту, является первым естественным следствием брака. Они восхитительная пара: она мне по плечо, а Олаф на голову выше Джона. Особенно прекрасно они смотрелись вместе на своей свадьбе, в романской часовне замка Кардона в Испании, когда на Исабель было средневековое платье со шлейфом и маленькие белые цветы в волосах.

Мне жаль, что она переехала на юг. Я с удовольствием продолжала бы с ней дружить. Бывают люди, с которыми сходишься совершенно непонятным образом, не в силу обстоятельств или особенно близких интересов, а просто так, потому что вместе приятно и весело.



4.03.07 День еды

Почему-то сегодня мы с Джоном едим беспрерывно: утром позавтракали омлетом с зелёным луком, потом перекусили блинчиками с яблоками, потом на ланч у нас был картофель-фри с маринованной красной капустой из русского магазина, а сейчас я начинаю готовить ужин. Наверное, это полная луна и вчерашнее лунное затмение имеют на нас такой нетрадиционный эффект.

За окном весь день – сцены в классическом китайском жанре «цветы и птицы». Среди моих примул, гиацинтов и анютиных глазок под дождём разгуливают малиновки, синицы, зяблики, завирушки, чёрные дрозды.

От варящейся свёклы чудесный, сладкий, земляной аромат.

Расставила все книжки, которые купила и прочитала недавно, и поняла, что пора покупать ещё одну полочку.

На ужин – копчёная скумбрия, варёная картошка и очередной салат собственного изобретения: варёная свёкла, свежие молодые стручки гороха, зелёный лук, мягкий козий сыр, оливковое масло и красный винный уксус.

@темы: островной быт, рецепты

19:57 

Ещё фотки

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Марокканские гамбургеры

Обжарить лук, чеснок, лук-порей, добавить молотый тмин и чили, немного нарезанного чернослива и кураги. Банку красной фасоли промыть. В блендере смолоть орехи (грецкие, фисташки, кедровые), отложить большую часть на тарелку. Добавить к оставшимся орехам фасоль и луковую смесь, смолоть в фарш, обвалять в орехах и обжарить по 4-5 минутс каждой стороны. На гарнир – кускус с маринованным перцем, свежий молодой горох в стручках и йогурт со свежей мятой.

Предусмотрительно готовлю на два вечера – завтра возьму с собой в школу, и мужу достанется.

Как-то очень мало сил остаётся, непонятно, как на них протянуть две недели, да ещё откатать уикэнд в Мэдингли и собрать себя и детей для обмена. Главное – дожить до того момента, когда мы сядем в самолёт, дальше всё образуется само собой.





(См также запись от пятницы)






@темы: рецепты, фото

16:25 

Весенний дождь

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я твёрдо решила, что я перешла на туфли, правда, сегодня ощутила острую потребность в каблуках - для поднятия самооценки. И вышла под чудесный весенний ливень, с просветами голубого неба со всех сторон.

Вчера, представляете, я-таки осталась на работе и переделала немало. Чувствуя себя героем, пришла домой в 9, и первое, что встретило меня на кухонном столе - мышь. На маленькой тарелочке, аккуратно вылепленная из крем-сыра, с ушами из редиски, глазами-изюминками и усами из кресс-салата. И довольный муж. Как я удачно вышла замуж!



После работы, для поднятия настроения, пошла-таки в центр по злачным местам - нельзя же неделю подряд не вылезать с работы, кроме как домой и спать. Купила короткую юбку в чёрно-белую клетку (прривет от Алли МакГро в роли Дженнифер Кавиллери в фильме "История любви"!) и два стамбульских детектива. Беда - после этого остаётся только один роман, который я не читала, и его даже нет в продаже.



Паста с острым овощным соусом

Нарезать баклажан кружочками, жёлтый перец - крупными ломтиками, обжарить с обеих сторон под грилем. Очистить перец от шкурки. На сковородке обжарить чеснок и красный перец чили, добавить банку помидоров, немного уксуса и сахара, кипятить, пока соус не станет густым и гладким. Добавить мелко нарезанные овощи, немного мягкого козьего сыра, зелень базилика, всё перемешать и прогреть. Очень быстро!

@темы: рецепты

15:52 

В предвкушении свободы

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Осталось два урока, потом можно заказать на Амазоне последний оставшийся детектив Барбары Надель и пойти в город покупать книжку про кексы и плюшки, которую я вчера видела на распродаже.

Надела сегодня новую юбку, водитель автобуса одобрил. Водители у нас каждый день почти одни и те же, так что мы уже хорошо знакомы.

С самых ранних вишен начали опадать лепестки.



Перед тем, как я вышла с работы, прошёл очередной весенний дождь, забрызгал моё окно круглыми каплями-слезами. В английском языке spring shower (и особенно April shower) – устойчивое словосочетание. А что у нас? Весенняя слякоть? Правда, есть весенняя капель – природный феномен, неизвестный британскому югу. Ну и, конечно, «гроза в начае мая». Мне ужасно нравятся эти маленькие ливни, светлые и весёлые, предназначенные исключительно для того, чтобы напоить весенние цветы и оставить маленькие лужи, где могут плескаться птицы.

Детектив заказала, кулинарную книжку купила и ещё много других пролистала, сидя в уютном кожаном кресле в Waterstone’s. Подумав, поняла, чем ещё мне нравится этот автор – она явно начинает все свои романы с мысли «А куда бы мне это вставить...» Вечный рефрен моей жизни, со школьных времён: натыкаешься на интересный исторический факт, фотографию красивого места, старинную легенду и немедленно воображение начинает что-то плести в голове, сочиняются обрывки сюжета, иногда персонажи. Потом, как правило, идея записывается в блокнот и остаётся там жить на веки-вечные. А вот Барбаба Надель подходит к этому делу куда более правильно – пишет очередной детектив. В первом всё было завязано на гибель семьи Романовых; в последующих источниками вдохновения были: учение Каббалы, албанская вендетта, курдская религия Йезиди (культ Сатаны, прощённого и возвращённого в лик ангелов под именем Ангел-павлин). И, конечно, всевозможные психические расстройства и мании, но это у неё профессиональное – она работала волонтёром во многих психиатрических учреждениях и преподаёт психологию. Ну и Турция, турецкая история и культура – это само собой разумеется. Получаются истории, привлекающие не только интригой, но и некой информативностью.



Любимый муж разморозил холодильник и приготовил ужин – надо купить ему медаль. Вкусное рагу из рыбы, картошки, оливок, цуккини и сушёных помидоров.

@темы: книги, островной быт, рецепты

16:04 

Ты помнишь, какая погода была? Как в праздник...

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
И я выходил без пальто.



10.03.07

Конвертики со шпинатом, фетой и сушёными помидорами

Чтобы объяснить этот рецепт, хорошо было бы знать, как по-русски filo pastry. Это такое восточное тесто, которое раскатывается в тончайшие листы и всегда используется в несколько слоёв. Представляете себе пахлаву? Вот она как раз из слоёв такого теста. У нас оно продаётся, как и другие виды, в аккуратном рулончике, в маленькой коробочке.

Начинка – жареный лук и чеснок, шпинат, сыр фета, сушёные помидоры в масле. Положить на два листика теста, смазанных оливковым маслом, завернуть в конвертик и поставить в духовку на полчаса.



Распустился первый розовый тюльпан; крокусы и гиацинты потихоньку заканчиваются. Появились пчёлы и бабочки.

Съездили за продуктами – их должно хватить на три недели, потому что в следующий уикэнд мы будем в Мэдингли, а потом разъедемся кто куда, Джон в Норвегию, я в Питер.

Вечером по телевизору – наконец-то! – что-то стоящее. Фильм «Госфорд-парк», который я уже однажды видела, но с удовольствием посмотрела ещё раз. Полудетективная история, происходящая в огромном усадебном доме в 30-е годы, завязанная на отношениях между хозяевами и слугами. В Англии всё-таки отличная режиссёрская и актёрская школа. Немного похожа на советскую и на сто очков впереди американской. Англичане редко получают «Оскары», но часто даже рекламный ролик или эпизод мыльной оперы оказывается маленьким шедевром, не чета Голливуду.



11.03.07

Сегодня необыкновенный день – в Питере такая погода бывает на майские праздники, когда становится окончательно и бесповоротно ясно, что скоро лето. Я спешно развесила всё бельё, какое только могла найти, и выставила мишиный домик проветриваться на солнышке, а заодно и мышек – в маленькой коробочке.

Познакомилась, наконец, как следует с одним из наших соседей. Чудный мальчик по имени Джастин, оценил моих мышей и пригласил зайти как-нибудь на чашку кофе и посмотреть на их аквариум с рыбками. В мире должно быть больше голубых мужиков! Конечно, могут возникнуть проблемы с продолжением рода человеческого, но с другой стороны, резко снизится смертность, потому что не будет никаких войн! Вместо этого они будут пропалывать свои клубмы и ухаживать за рыбками. По-моему, куда более осмысленные занятия, чем война или охота.

Мальчики, кстати, не остановились на клумбе перед входной дверью: на этой неделе они приобели два декоративных деревца, которые симметрично поставили по сторонам двери по двор, а также белую орхидею, которая живёт на кухонном подоконнике. И подмели и вылизали до блеска своё «патио», так что нам стало стыдно за свой замусоренный дворик (но ему явно ничего не светит до того, как мы оба вернёмся из дальних странствий).

Сижу с ноутбуком на улице, пугаю птичек. Нет, совершенно точно уже никогда не смогу жить в большом грязном городе, где некуда утром высунуть нос проверить погоду и негде, кроме как на диване в гостиной, посидеть с чашкой чая летним вечером.

@темы: островной быт, рецепты, фильмы

The Accidental Cookbook

главная