I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
27.01.07 Паста с острыми овощами

Помидоры и перец крупно порезать, сложить в огнеупорное блюдо, добавить несколько неочищенных долек чеснока, посыпать сверху мелко нарезанным перцем чили, положить веточки от помидоров, посолить и полить оливковым маслом. Поставить в духовку примерно минут на 40. Готовые овощи мелко порезать, очистить и нарезать чеснок, и всё смешать со спагетти и листьями шпината.

День начался довольно поздно, так как сама по себе я просыпаюсь редко, а Джон вдруг решил проявить небывалую деликатность и меня не будить. Спустившись на кухню в полосатой пижаме, застаю мужа за мольбертом, увлечённого новым экспериментом с акриловыми красками. Происходит следующий диалог:

- А почему ты меня раньше не разбудил?

- А так я могу лишний час спокойно рисовать.

Спасибо, дорогой!

Вообще сегодня моё общение с любимым супругом проходило под каким-то странным знаком. На вопрос, что он хотел бы на ужин, я слышу – «пиццу и картофель-фри, потому что от них посуды мало». А на попытку получить объективное мнение относительно того, стричься мне или нет, свет моих очей выдаёт мне вот что:

- Конечно, стригись, будет гораздо легче пылесосить!

Короче, если бы я была не я, а фея из волшебного озера в Уэльсе, после этих трёх обид собрала бы я грустной песенкой своих пёстро-бурых коров и ушла бы жить обратно в подводное царство.

Правда, небольшим утешительным призом послужил пышнейший омлет с сыром, приготовленный совершенно не раскаявшимся мужем нам на завтрак.

После завтрака мы решили съездить в Или, главным образом, просто чтобы проветриться. Идём пешком на дальний автобус, а вокруг – чистая весна. Под деревьями сквозь зелень плюща и сухие листья пробились первоцветы – нет, должна быть у меня в какой-нибудь сказке зимняя фея, которая ходит босиком и оставляет цветочные следы на прогалинах. Птицы поют, и солнце местами выглядывает, совершенно весеннее, тёплое.

Путешествие в Или имеет массу приятных аспектов, один из которых – возможность в течение часа сидеть на переднем сиденье на верхнем этаже даблдекера и обозревать многократно виденные окрестности. Видно далеко, благо они (окрестности) плоские, и прекрасно видно всё, что творится на небе, и вся игра света.

Проезжаем разные более и менее симпатичные городки и деревушки. Вот, например, Соэм: получил печальную национальную известность после того, как в 2002-ом году тут произошло чудовищное убийство двух двенадцатилетних девочек. Убийце дали пожизненный срок, а дом, где это случилось, сравняли с землёй. А ещё здесь прекрасная церковь с вычурной резной колокольней и маленьким кладбищем, на котором, говорят, похоронены две ведьмы. И множество указателей, вывесок, транспарантов, призывающих всех зайти перекусить в Saucy Meg’s Café – «Кафе кокетки Мег», почему-то вызывающее у меня ассоциации с Максом Фраем. Очень бы подошла такая забегаловка к какому-нибудь закоулку Ехо. Эх, подарил бы мне кто-нибудь добрый всего Фрая разом, а то я сама никогда не соберу его по книжке за каждый короткий наезд в Питер...

Собор в Или виден издалека – шипастый дракон, примостившийся на вершине единственного на много миль холма, или корабль, вздымающий мачты над болотистой равниной, The Ship of the Fens, или что там ещё может привидеться. Город-странная сказка, про который я обязательно когда-нибудь допишу историю. Очень хочу жить в Или, под крылом собора, и гулять по вечерам по тем же улицам, что и призрак Оливера Кромвеля.

Сегодны мы не пошли в любимый антикварный склад у реки, но заглянули в другое место, столь же достойное красочного описания. Это так называемый «house clearance shop» - то есть, магазин, который собирает ненужные вещи, когда люди переезжают или продают дом, принадлежавший почившим родственникам. Но гораздо больше ему подходит диккенсовское название – «The Old Curiosity Shop», «лавка любопытных предметов», а вовсе не «древностей», как в русском переводе. (Роман, правда, совершенно невозможный – я начинала читать, но от сентиментальности и приторной сладости меня быстро стало подташнивать.) Так вот, любопытных предметов тут навалом – в буквальном смысле. Буфет красного дерева загромождён вычурными вазочками, в самые дальние углы не пробраться, на креслах примостились куклы и абажуры для торшеров, если дотянешься до верхних книжных полок, можно найти ещё один экземпляр «Острова сокровищ» (у нас уже три), цветочный горшок в стиле модерн, к сожалению, с большой трещиной, зеркало в металлической раме отдыхает на диване, во дворе садовые гномы водят хоровод вокруг коробки с разбитыми тарелками по пятьдесят пенсов... В общем, примерно понятно, что это за место.

Из лавки мы уходим с добычей – голубой фаянсовый котёнок с отбитым хвостом (хвост завёрнут в отдельную бумажку). Тянет меня к «обиженным» вещам.

Вернувшись домой, минуту раздумываю, не посмотреть ли мне «Великолепную семёрку», но решаю, что ничего, кроме слюней и соплей, мне это не даст. Вместо этого спокойно готовлю ужин и принимаюсь за книжку о карри. Блаженство.



28.01.07 Рис с морепродуктами и красным перечным соусом

Обжарить нарезанный лук в оливковом масле, добавить чеснок, лавровый лист, шафран и рис. Перемешать, дать рису как следует пропитаться маслом, влить белое вино и дать выкипеть. Добавить рыбный бульон, довести до кипения, накрыть крышкой и готовить на среднем огне, пока рис не впитает всю жидкость. Незадолго до конца добавить смесь морепродуктов. Для соуса обжарить лук и чеснок, добавить нарезанный маринованный жареный перец, банку помидоров и паприку, дать покипеть, пока не загустеет.



Мирный день домашних забот: стирка, выпечка и чистка мышиного домика. Бельё сохнет на улице – это в конце января. В духовке яблочный торт с корицей, пахнет на весь дом. Самое утомительное занятие на сегодня – нарезать яблоки тонкими ломтиками и укладывать красивыми кружками по верху торта.

По телевизору показывают такой сказочный образец китча родных девяностых годов, что я не могу устоять, несмотря на то, что Джон отказывается даже обедать в одной комнате с этим фильмом: «Робин Гуд, принц воров». Кевин Костнер, моя подростковая мечта, бегает по лесу под песню – необъяснимо – Брайана Адамса, с идиотской стрижкой и своим нелепым американским акцентом и произносит проникновенные речи о свободе, равенстве и братстве. Помню, как смотрела этот фильм на видео у подруги – единственной среди нас, у которой тогда был видеомагнитофон! Подруга уже давно мне не подруга, живёт в Бостоне и работает крутым лойером, а вот фильм сохранился значительно лучше. В девяносто первом я, конечно, не подозревала, что на всевозможных вторых ролях в нём подвизались отличные британские актёры, так как смотрела только на любимого Кешу, а также что в оригинале диалог написан с изрядной долей самоиронии и мало кто, кроме бедняги Костнера, воспринимает свою роль всерьёз. Даже Морган Фриман, замотанный в сарацинский тюрбан, не вполне уверен, что всё это не понарошку, а что уж говорить об Алане Рикмане – злобном шерифе Ноттингемском, который переигрывает на всю катушку и вставляет в свою роль британский слэнг. Страшная ведьма с бельмом на глазу когда-то нас действительно напугала, но сейчас воспринимается совершенно по-другому, потому что я только что видела её в новом сериале в роли мисс Марпл. Ну а в конце, на гордом боевом коне, кому же ещё появиться в качестве Ричарда Львиное Сердце, как не сэру Шону Коннери? В общем, самое подходяшее зрелище под яблочный торт и чашку ройбуша с корицей.



Один из старейших мусульманских кулинарных трактатов описывает шесть благородных наслаждений: «еда, питьё, одежда, секс, аромат и звук». К питью, пожалуй, я равнодушна.

@темы: островной быт, путешествия, рецепты, фильмы