• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: простые волшебные вещи (список заголовков)
13:43 

Кофе и камни-6: Батуми!

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
I want to go back to Batumi! - периодически взвывает мой старший ребёнок, и я его понимаю. Три вещи в Батуми особенно поразили его воображение, и, признаюсь честно, очень понравились и мне: колесо обозрения, фуникулёр и фонтаны.
Колесо большое, похожее на картинку в книжке про Сару и Утку, вечером разноцветно мигает и видно издалека - мы в Мцване-Концхи вечером специально ходили на пирс, чтобы посмотреть, как там наше колесико. И магнит на холодильник выбирали с ним. И вообще это первое, что Артур вспоминает про Батуми. Колесо находится на том самом "марсианском" мысу, где собраны основные новые высотки, и с него прекрасные виды на порт (я люблю порты!), море и город на фоне гор. С фуникулёра видно намного больше, но вид с горами - только с колеса. Куда Артура вообще не должны были пустить, потому что на кассе было ясно написано по-английски (может, и по-русски тоже, не обратила внимание, но вообще Грузия сделала чёткий выбор второго иностранного языка - в основном всё по-грузински и по-английски): детям до 7 лет ни-ни. Я прикинулась придурошной и спросила, нельзя ли мальчику 5 лет (приврала, нет ещё), и мне сказали, что конечно-конечно. Мать-ехидна, да.
А вот фуникулёр мы чуть было вообще не упустили из виду и очень удачно на него в итоге попали без Джона, потому что его "любовь" к высоте не перенесла бы этого полёта над крышами, с периодическими "ухабами", когда проезжаешь столбы, по которым протянут кабель. Самое лучшее - взгляд сверху в чужие сады и балконы, птичий ракурс на игрушечный город, так что все разновидности архитектуры как на ладони, и заброшенный санаторий на холме на полпути к смотровой площадке уже на подступах к синим горам. На самом верху уже даже менее интересно, потому что всё очень мелко и заслонено селфи-фанатами.
Фонтанов в Батуми много, но два из них прямо-таки сбыли давнюю Артурову мечту залезть в фонтан с ногами и головой: "танцующие фонтаны", где высоко над резервуаром проложены решётчатые мостики, а струи то исчезают совсем, то вдруг выпрыгивают вверх, и их можно обнимать и гладить, и фонтан на Площади Европы, под статуей Медеи, бьющий прямо из-под земли, то есть, конечно, из-под специальной поверхности. На площади Артур вымок весь, запросто можно было выжимать, а вот Уилфред пищал от восторга и бегал кругами, но ни к одной струе близко так и не подошёл.
Батуми - увлекательный архитектурный винегрет. Там есть совсем старые традиционные домики с черепичными крышами и резными балконами (местами уже по современной традиции обшитые гофрированным железом!); есть роскошные обломки нефтяного бума конца 19 века - самобытный батумский "модерн" с характерными восточными нотками; есть образцы стандартной дореволюционной провинциальной архитектуры, с колоннами и проч.; есть высотные советские новостройки, особенно монументальные на фоне малоэтажного центра, дико обшарпанные, но "увеселённые" попытками восточного орнамента, буйством несанкционированных лоджий и цветными гирляндами белья от одного дома к другому; и есть всё, на что способна современная грузинская архитектура. Тут и провалы - например, Пьяцца, очень приблизительная венецианская площадь Святого Марка в миниатюре, зачем-то втиснутая в центр старого города, больше всего похожего на Стамбул, и явные успехи - например, бесполезная, но сказочно сверкающая Башня алфавита, белая высотка какого-то отеля с готическим шпилем и золотым мини-колесом обозрения, вделанным в её бок, или Оперный театр, превращённый из заурядного образца советского ампира в удивительное нечто, напоминающее одновременно Тадж-Махал и новогоднюю игрушку.
Ещё там есть узкие улицы с заманчивыми калитками в виноградно-бельевые дворики, широкие улицы-бульвары, длинный-длинный тенистый променад вдоль длинного-длинного каменистого малолюдного пляжа, всякие обычные курортные развлекалки у моря, неоготический костёл, ставший грузинским православным собором, на центральных перекрёстках - немыслимое движение в двадцать перекрещивающихся полос, в которое мы бросались, как в омут, небезосновательно надеясь на всеобщую добрую волю, на каждом углу турецкое мороженое, которое иногда продают настоящие турки, маленькая мечеть, по-стамбульски облепленная лавками, турецкие "локанты", куда у нас не было времени зайти, и наконец, самое главное и самое прекрасное - рынок. Нет, РЫНОК!
Ну, во-первых, самый простой способ попасть на рынок - от приморского шоссе перейти по огромному железнодорожному мосту над всем великолепием батумской сортировочной станции, над километрами товарных вагонов и цистерн, над локомотивами, дрезинами и прочими индустриальными красотами на фоне портовых кранов с одной и белых небоскрёбов с другой стороны. Я даже не знаю, кому на мосту понравилось больше, мне или Артуру. Ну а во-вторых, на батумском рынке я захотела попросить политического убежища, потому что мне ещё не встречалось на свете место, более подходящее для кухонной ведьмы. Даже турецкие рынки, по базарным дням расцветающие на целую площадь или квартал и пахнущие за километр, не могут похвастаться таким разнообразием цветов, форм, запахов, а главное - степенью новизны для обалдевшего европейского туриста. В отделе зелени я перепробовала бы всё, что не узнала, если бы у меня было время вдумчиво походить вдоль рядов и потеребить разные листики. Навскидку - кинза, петрушка, укроп, фенхель, тархун, базилик, и всё это огромными охапками. Конечно, ожидаемые разноцветные горы фруктов и овощей (хотя с фруктами нам как-то не очень везло в этот раз), но намного более притягательными для меня были разноцветные холмики специй. Молотый сушёный барбарис с солью я купила за сказочный коралловый цвет, а гранат не купила и теперь жалею. Над специями висят метёлки сушёных трав, гирлянды сухих оранжевых цветков, то ли календулы, то ли бархатцев, нитки страшных сморщенных штук, оказавшихся вкуснейшей сушёной хурмой, и красные клыки перцев чили. Вместе с овощами продают домашнее вино, такое же, как в Крыму, и варенье из грецких орехов и фейхоа. На втором этаже стоят открытые контейнеры, наполненные всеми оттенками янтаря - мёд; иногда в них плавают соты. Там же стопками пласты тонкой пастилы из абсолютно всех фруктов, которую Джон обозвал клеёнкой, а мои дети трескали за милую душу, и тонны чурчхелы, способной изрядно сбить с толку неподготовленного гостя - в связках она похожа на криво слепленные свечи, в гирляндах - не то на очень странные новогодние сосульки, не то на колбасу, а на самом деле состоит из орехов и фруктовой патоки (виноградной, гранатовой). Мясной отдел я, по понятным причинам, обошла стороной, но Снейдерсу там бы тоже понравилось.
Уличные ряды вокруг здания рынка были заполнены хозяйственными мелочами, мётлами, косами, табаком, чёрте чем, и, по славной средневековой традиции, выплескивались далеко за базарные пределы. Целые улицы вокруг рынка продолжали организовываться по принципу торговли гильдиями: проспект сантехники, переулок светильников, бульвар диванов.
На батумский рынок мы ездили дважды - одного раза мне не хватило, второй раз ехали специально туда, а фуникулёр и собор вписались в программу постольку, поскольку. И я не смогла удержаться и купила (в придачу к сладостям и специям) бессмысленный грузинский народный кувшин у прекрасного обитателя маленькой тёмной лавочки на входе, предлагавшего, помимо кувшинов, топоры и грецкие орехи, разложенные на газете прямо на земле. Продавец что-то вытёсывал из дерева, кажется, топорище, и очень неубедительно отгонял от своих орехов настырного голубя.
Ну и ещё одна торгово-продуктовая достопримечательность Батуми достойна упоминания. На маленькой улочке в центре, с одной стороны осенённой развлекательным комплексом, а с другой состоящей из двухэтажных зданий и полуподвальных лавочек, облюбованной преимущественно продавцами цветов, мы с Птичкой встретили нашего Кофейного джинна. Он жил в дырке в стене - его лавка была лавкой в прямом смысле слова, то есть, прилавком, открывающимся прямо на улицу. За его спиной было темно, жарко и одуряюще пахло - там он обжаривал и молол кофейные зёрна и потом выкладывал на прилавок горячие пакетики или отпускал на развес, по совершенно немыслимой, копеечной цене. У него была бритая голова, острые уши и мрачнейшая физиономия, не вяжущаяся с торговлей таким душеспасительным напитком, и весь он был покрыт кофейной пылью, и мы решили, что он наверняка прикован к своей лавке страшным заклятием, как джинн к лампе. Кофе тоже был неплохой, нам с Птичкой и с Джоном понравился.
И вот теперь в Батуми остался кусочек моего сердца - там, где я никак не рассчитывала его оставлять.

@темы: путешествия, простые волшебные вещи, мелкота, деть-2, деть, Грузия

21:34 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Первая школьная неделя прошла бурно и увлекательно. От Артура я так и не смогла добиться никаких подробностей, кроме того, в какие спортивные игры он играл, на что лазал и что было на обед на десерт. Предполагаю, что было что-то ещё помимо шоколадного торта и тенниса, но способов это разузнать я пока не выработала. Ещё немного информации поступает от жены Майка, которая работает ассистентом как раз в "нулевом" классе: по её словам, Артур хорошо умеет договариваться - если ему что-то нужно, предлагает взамен что-нибудь другое и получает желаемое.
У меня на работе неделя прошла в выяснении, что (сюрприз, сюрприз!) ничего не работает, ничего не готово, но детей как-то надо начинать учить - ну и начали, как всегда, что же остаётся. По дороге со станции останавливалась, втаскивала велосипед на обочину и собирала ежевику - прямо в рот, никаких порывов принести домой и испечь тортик. Порывы будут, конечно, схожу и наберу приличное количество, и испеку, но это было просто для душевного равновесия.
А в пятницу вместо того, чтобы идти на школьную вечеринку, поехала в Лондон, чтобы попасть на выставку в Галерее Тейт. Семье всё равно, где я гуляю вечером, а мне лучше. Социопат как есть. В Лондоне было прекрасно: в музее перед закрытием никого народу, посмотрела и выставку, и новую постоянную экспозицию, а потом села в первый же проходящий мимо автобус, идущий очень приблизительно в сторону Кингз-Кросса, забралась на второй этаж и даже не стала выходить у всяких магазинов, как вроде бы собиралась. Ехала и ехала, рассматривала детали зданий, замечала интересное - экзотичных бронзовых женщин по обе стороны двери на Пэлл-Мэлл, страшно злого льва и китайских болванчиков на Риджент-стрит, ар-декошного ангела на старом здании Би-би-си. Мой любимый ракурс для любимого города. Даже не знаю, способна ли я доходчиво выразить, насколько мне хорошо в Лондоне. Наверное, если и способна, то в той же мере, в какой могу объяснить свои отношения с мужем.
Выставка называлась "Живопись светом" и была посвящена взаимоотношениям между фотографией и живописью в 19 веке. Не самое необыкновенное или сногсшибательное, что я видела, но очень любопытно, и прекрасно, что было мало народу, потому что многие экспонаты - старинные фотографии - совершенно крошечные. Там были фотографии, послужившие основой для картин; картины, послужившие основой для фотографий; фотографии и картины, созданные на один сюжет в рамках одной творческой группы или направления. Там была чья-то чудесная постановочная фотография на тему леди Шалот, неожиданный, сияющий шотландский пейзаж Милле, ещё более сияющий вид вечернего Пикадилли незнакомого художника, которого я потом нашла и в основной экспозиции и поняла, что он мой, "Беата Беатрикс", на которую можно смотреть бесконечное количество раз, фэнтезийные фотографии Джулии Кэмерон и много всяких мелких прелестей. И всегда, когда я вижу рядом фотографию Джейни Моррис и её очередное аллегорическое прерафаэлитское преображение (на этот раз "Мариана" в сверкающе-синем), я поражаюсь контрасту - на фото немного напуганная, грустная девочка, а Россетти снова и снова делает из неё роковую мистическую обольстительницу. А потом у меня оставалось полчаса до закрытия музея, я поднялась в основные залы, увидела, что там, о счастье, развесили всё хронологически, и нашла сразу несколько прекрасных вещей - елизаветинские портреты, дамы и кавалеры Гейнсборо и Джозефа Райта, фантазии и ноктюрны на сломе веков и то "Благовещение", что я повесила постом ниже. К нему (того же автора, что и сияющее Пикадилли) я возвращалась несколько раз, потому что оно тянуло меня внутрь, светом, глазами Марии, размером больше человеческого роста. А потом ушла и села на автобус, и дальше вы знаете.
Вчера поехала в Бери с Артуром покупать ему ещё одну пару школьных ботинок и подарок от бабушки на начало школы, и это обернулось очередной медитацией на тему течения времени. Сначала мы прошли через поля любимой дорогой, разглядывая все осенние плоды - кукурузу, боярышник, шиповник, грецкие орехи. Гулять с Артуром - отдельное удовольствие. Ему (по крайней мере, как мне кажется на данный момент) передался мой ген любви к движению сквозь пространство, и наши прогулки всегда необыкновенно легки и полны просто "бытия", общения друг с другом и с миром вокруг. Потом купили ботинки (ещё на полразмера больше!), пару лишних рубашек для школы (одна рубашка на два дня не катит никак!), прибалтийского хлеба, набор деревянных инструментов для Уилфреда и велосипед. Велосипед меня шокировал: это зверский зверь (красный и с черепом спереди!), раза в три больше нынешнего, и моя деточка на нём едет... Артур хотел велосипед с Бэтменом, но тот был всего на размер больше, а он уже почти совсем готов к следующему, так что такой и купили. Забираем во вторник. Эпоха невинности стремительно подходит к концу.
А сегодня ходили на вернисаж в нашей церкви, там были сказочные лоскутные одеяла, разложенные по средневековым резным скамьям, и очень много изображений зайцев, и палатка с домашними тортиками и чаем прямо на кладбище, и под нашим столиком был кусочек надгробия. А после обеда пускали на колокольню, и я лазала туда одна и с фотоаппаратом, и в солнце, а не в дождь.
На последнем грузинском персике в холодильнике за неделю выросла необыкновенно художественная плесень, а совсем уж остатки сыра я только что опять пустила в лазанью, со шпинатом. Специи по-прежнему лежат вокруг и пахнут, и я их швыряю во что попало. Georgia on my mind. Артур уже сказал, что хочет обратно на море и в Батуми.

@темы: путешествия, простые волшебные вещи, островной быт, мелкота, деть-2, деть, Лондон

20:49 

Кофе и камни

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Чтобы с чего-то начать, начну с конца.
В последний день лета мы с моим семейством и Птица синица сидели на пляже в Мцване-Концхи, под сенью Батумского ботанического сада, и наблюдали, как с моря идёт гроза. На горизонте Батуми сначала померк, перестал сверкать своими марсианскими башнями, потом потемнел, а потом исчез вовсе, как будто его нечёткий силуэт смыло банкой воды, разлитой на акварельный рисунок. Потом потемнело и над нами, а мы всё сидели, даже когда сверху начало капать. Когда стало лить, всё-таки поспешно собрали шмотки и, не одеваясь, в купальниках и плавках, побежали домой. А, нет, Птичка надела платье - поверх мокрого купальника, который не высох с предыдущего дня и который она зачем-то хотела высушить, прежде чем снова намочить в море. В море не успела. Ну, она художник, ей можно.
Дома у нас уже были сложены чемоданы - вечером мы уезжали на поезде в Тбилиси. Мы развели болото в комнате, безуспешно развесили мокрые вещи на мокром балконе, упорно приняли ещё один душ, несколько раз потеряли и нашли разные мелочи, которые мой младший ребёнок за считанные секунды успевал ухватить и заныкать по пустым шкафчикам. Все были слегка на нервах - ждали такси и не были уверены, что мы уедем с той станции, с которой у нас были билеты. Станция Махинджаури, ближайшая к нашему жилью, оказалась одиноким древним перроном с наглухо закрытой и пустой вокзальной стекляшкой, и нашей хозяйке в день нашего приезда на центральном вокзале в Батуми вообще сказали, что поезда там не останавливаются, так что она поехала встречать нас в город. Нас с жаркого перрона пытались увезти все местные таксисты, мы отказывались, и в итоге один из них позвонил нашей хозяйке со своего телефона, и все друг друга нашли.
С отъездом всё представлялось сложнее - если и правда не остановится, последствия будут намного серьёзнее. Наш водитель привёз нас к станции, посмотрел на стену дождя, от которого решительно негде было бы укрыться, поговорил с какими-то местными людьми и предложил отвезти нас всё-таки на центральный вокзал. Там нас напугала пожилая бабка в кассе - "могут не посадить, идите просите!" - и моментально успокоили молодые проводники, которые не увидели проблемы в том, что билеты у нас технически со станции в пяти километрах от Батуми. (Это поколенческое разделение, кстати, встретилось нам не раз в Грузии - махровый советский менталитет старшего и доброжелательная гибкость молодого, с дополнительной корреляцией по степени владения русским языком.) В поезд мы сели, в Махинджаури всё равно остановились (но вымокли бы там знатно и бежали бы с вещами за первым вагоном в конец перрона), и всё было прекрасно, пока на подъезде к станции Ланчхути наш поезд не сбил человека. Надо сказать, что железнодорожные пути в Грузии не огорожены ничем, переходов и переездов со шлагбаумами тоже замечено не было, но в качестве компенсации поезда там ходят с постоянным звуковым сопровождением из гудков и свистков, как в старом кино. К сожалению, этот способ не всегда срабатывает. Следующие три с половиной часа мы стояли в темноте и неизвестности, в ожидании сначала полиции, потом нового машиниста из Батуми. Моего младшего ребёнка усыновили две пожилые русскоязычные дамы, которых он быстренько сорганизовал на всякие полезные действия, вроде прогулок по вагону и игр со шторкой на окне, с Артуром мы в сто первый раз прочитали "Сто одного далматинца", потом кое-как устроились спать. В Тбилиси приехали полчетвёртого утра вместо полуночи, водитель ездил нас встречать четыре раза, но честно дождался, легли мы в четыре, а на полдесятого у нас была запланирована экскурсия в Мцхету прямо перед аэропортом. Мой муж и Птичка как-то не очень были настроены на достопримечательности после таких приключений, но я баран и не пожелала уступать свои кровные планы каким-то там грузинским железным дорогам, так что мы всё равно поехали и не пожалели.
Мцхета была прекрасна (про неё ещё напишу) и всех разбудила (а некоторые - которые мои дети - и вообще с самого начала были бодры и скакали козлами), после неё мы напоследок глотнули сказочных грузинских лимонадов, с интересом пообщались с нашим гидом, бывшим военным врачом, послужившим и в грузинских горячих точках, и в украинской АТО, и волшебным образом вовремя попали в аэропорт. И теперь моя кухня и мои пустые чемоданы пахнут кофе, персиками и сванской солью, а по всем доступным горизонтальным поверхностям разложены: разноцветная галька из Мцване-Концхи, чурчхела, пастила, похожая на круглые листы сладкого пергамента, пакетики с кофе и пряностями (сванская соль, сушёный барбарис, сухая аджика и хмели-сунели), причудливо облизанные и обглоданные морем стёкла, деревяшки, раковины и орехи, сушёная хурма, шишки, варенье из грецких орехов (не пугайтесь, в банке) и те самые персики, купленные незрелыми и благополучно доспевшие в чемодане. Впрочем, вру - персиков уже почти не осталось, а остатки солёного рассыпчатого белого сыра только что отправились из холодильника в лазанью с печёной тыквой (да, я в курсе, что это не аутентично ни с какой стороны). Давно я не привозила из путешествий столько кусочков собственно страны - с нормальными туристическими сувенирами в Грузии швах, и вместо этого она как будто щедро делится самим своим существом. Впрочем, она вообще щедра, бесшабашна и прекрасна - но об этом в следующем номере.

@темы: фото, путешествия, простые волшебные вещи, мелкота, деть-2, деть, Грузия

02:00 

Есть только миг...

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Ещё немного - и мне начнёт казаться, что я бездарно убила первую неделю каникул, и я начну погружаться по этому поводу в уныние разных степеней глубины, от "времякакводавпесок" до "ябессмысленноенепонятночто". Потому что вся неделя состояла из той самой ерунды, из которой растет жизнь, примерно как стихи из сора. На самом деле, к счастью, я завела детей, когда научилась осознавать ценность повседневной "ерунды", ну хотя бы потому, что из неё состоит 80% моего недолгого, уникального, невероятно счастливо-случайного существования на этой земле, а значит, стоит к ней как минимум присмотреться как следует. (Ещё потому, что я ленивая коза, но этот момент мы опустим.) Так вот, хотите вы или нет, но вам придётся прослушать список фигни, которой я занималась с прошлой среды, потому что я хочу её не совсем забыть.
Покупала Артуру школьную форму в Бери - джемпер и кепку с логотипом купили в школе, а дальше оставались всякие серые шорты/чёрные ботинки/белые спортивные футболки. Шорты, брюки и юбки для школьников у нас продают с тефлоновым покрытием, как сковородки, и я это всячески одобряю. Дома сложили обновки в отдельный "школьный" ящик, и Артур всё просит поносить, но я не даю.
Гуляла в поле с мелким котиком и слушала, как трещат спелые колосья. Не знаю, колосья чего - в отличие от цветов, я из злаков опознаю только овёс - но именно потрескивают, как будто переговариваются, безо всякого ветра, просто от избытка чувств. Котик, равнодушный к пейзажам, в это время с упоением наполнял карманы штанов камнями и кусками сухой земли, так что потом еле мог идти, а по дороге домой одарил парой булыжников старушку, пропалывавшую цветы в палисаднике - правда, прощаясь, потребовал их назад.
Учила Артура кататься на двухколёсном велосипеде - вернее, просто контролировала и поощряла процесс. Он более-менее поехал по нашему саду уже примерно с месяц назад, но в саду сложно тренироваться - слишком велик потенциал жертв и разрушений, а тут мне пришла в голову гениальная мысль вытащить его на нашу деревенскую лужайку, где и падать мягко, и препятствий нет, а если наметятся - сами сообразят и обойдут за милю. И вышло так, что в субботу по дороге к лужайке я ещё придерживала руль, запускала и тормозила, по дороге домой Артур уже ехал сам довольно прямо, но останавливался путём сваливания, а к понедельнику, когда мы поехали в соседнюю деревню гулять с приятелем Рексом, они вдвоём рассекали по асфальту за милую душу, не требуя никакого участия взрослых. Гордость ребёнка, который научился что-то делать, что самому кажется крутым и подтверждается как таковое со стороны родителей - это бесценно.
Покупала нам с Птица синица вьетнамки для пляжа в августе, с блестючками, и себе очередную соломенную шляпу, такого фасона, как было (Птицей) велено. Меряла тёмно-зелёную и светлую с яркой лентой, Артур возмутился первой - "на ней же нет никаких прекрасных вещей!" (No beautiful things!). Покупала детям шорты, футболки и сандалии на распродажах, обнаружила, что у обоих выросли копытца и оба уже давно бегают в обуви хорошо, если только на пол-размера меньше. Попала в обувной магазин в жаркий будний день, до начала всеобщих школьных каникул, и была вознаграждена пустым детским отделом, где вовсю работали кондиционер, чудесный мальчик-гей и какое-то неожиданно рОковое радио, и Уилфред, вообще-то не очень довольный походом по магазинам, в полном счастье хватал и сам мерял огромные кроссовки и танцевал на сиденьях под музыку, не хватало только электрогитары.
Следила за новостями в ужасе, горевала и горюю о Турции, которая, по моим скромным и неэкспертным представлениям, стоит на краю пропасти и серьёзно примеривается прыгнуть. Если честно, уже задолбало, что последние несколько лет все страны, с которыми меня связывают личные отношения, упорно стремятся в тот или иной круг ада, по своей ли, по чужой ли воле. И отчасти в эту же копилку - новость о переносе зданий СПбГУ из центра в какой-то мифический кампус в Гатчине. Мой филфак, да. Мою Пальмиру продолжают взрывать. Хотя это, конечно, совсем мелкое расстройство по сравнению.
Сражалась с крапивой и ежевикой в живой изгороди в саду, где они за долгий период тепла и дождей вымахали в триффидских масштабах. Ежевику я бы, само собой, пережила, если бы она не пыталась расти вместо роз - красивое я всё-таки люблю больше вкусного. Ходила и хожу в царапинах, как будто разнимала кошек, зато в саду наступило благолепие (чего не скажешь о доме, где я люблю убираться куда меньше - почему-то терапия работает только на свежем воздухе). И по этому благолепию чуть позже ходила в тёплых сумерках с секатором в одной руке и бокалом шардонне в другой и срезала увядшие розы, чувствуя себя персонажем Ивлина Во или Вудхауза, ну или на край - Марго из культового британского ситкома 70-х "Праведная жизнь".
Водила Артура по утрам в детский сад и слушала его болтовню с друзьями и подружками, встреченными по дороге, и лучше бы не слышала, потому что 4 года, судя по всему, самая острая фаза туалетного юмора: "А ты знаешь, что я вчера сделал? Я напИсал себе на голову!" (бурный и продолжительный хохот). Думала, что есть "родители-вертолёты" (которые всюду следуют за детьми на бреющем полёте), а я - мама-бомбардировщик: скинула и свалила, а там будь что будет! Думала, что детский сад кончается совсем внезапно, завтра последний день и праздничный пикник, а я даже не прониклась как следует. Впрочем, с большей частью группы Артур всё равно в сентябре пойдёт в школу, с учительницей мы уже знакомы, так что разрыв будет не слишком велик.
Бродила с Артуром по воскресной барахолке, скупала детские книжки по 20-50 пенсов, набрала прямо тонну, потом везла домой на велосипеде корзинку растений и малины, рюкзак книжек и Артура в обнимку с мешком миньонов. И викторианскую банку для печенья с фиалками, и драное издание сказок с иллюстрациями ДюЛака, годов этак двадцатых.
Маниакально пекла маффины в тридцатиградусную жару, на пикник с Рексом и его маиой и сегодня для Артура с другим приятелем, которого позвали поиграть: с малиной и белым шоколадом, с сыром и кукурузой и с черникой, ванилью и лимоном. Столь же маниакально варила суп-"чаудер" с кукурузой и острым ностальгическим вкусом Новой Англии, чтобы избавиться от целого пакета кукурузы и разморозить морозильник, и хлебала ложкой из коробки растаявшее мороженое с острым вкусом питерского детства.
Перед сном садилась на порог дома и разговаривала с полной луной, которая поднимается где-то сбоку от нашего сада, а потом переползает на улицу и светит прямо в дверь и окно спальни.
Потихоньку выгуливала летние вещи, купленные в беспамятстве и частично вообще в интернете в последние недели работы, от пары уже избавилась (вернула) и никак не придумаю, куда мне теперь до сентября и всяких парадных школьных вечеров надеть золотые босоножки на здоровом каблуке.
Держала на руках спящего месячного младенца - сестричку Рекса. Перестирала всё на свете, включая Мягкую Киску, с которой спит Уилфред. Игнорировала список дел и вместо него делала то, чего не было ни в каких списках. Смотрела, как на пол парикмахерской падает второй комплект светлых кудрей - мелкий ребёнок теперь тоже стриженый, потому что жарко. Свозила его в Бери проверить слух, чтобы понять, не влияет ли это на речь, оказалось, что, возможно, влияет, но не слишком существенно. Читала Артуру новые книжки, про сельхозтезнику, про 101 далматинца, про источник на краю света и про Золотое руно и аргонавтов. Потихоньку разгребала корзину, в которую месяцами кидала всё, что требует нитки с иголкой, пару вопросов с детскими вещами решила кардинально - ножницами (брюки превращаются...) и внезапно вновь обрела прекрасное пляжное платье, которое купила 15 лет назад, быстро порвала и с тех пор не могла собраться сделать один шов длиной сантиметра три. Наблюдала, как раскрываются мальвы, с неподдельным интересом, потому что не помнила, какого цвета сажала. Нюхала душистый горошек. Ловила в крытом проходе между нашими соседским домом птенца-слётка, чёрного дроздёныша с глупым жёлтым ртом - спасала от кошки, унесла в конец сада, кошку гоняла весь день, кто знает, что с ним сталось, но, может, научился-таки летать и выжил. Варила неправильное варенье из крыжовника, который принесла соседка и который лежал сто лет, пока мой муж надеялся, что я приму от него телепатический сигнал и соображу, чего он от этого крыжовника хочет. Неправильное - потому что уже в последний момент, чтобы спасти ягоды, с нарушением всех инструкций всех рецептов.
Потеряла часы - в последний день пришла с работы, сняла и с тех пор не могу найти. Очень символично, ага.

@темы: я, простые волшебные вещи, политика, островной быт, мелкота, звери, деть-2, деть

23:24 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Полдня дулись и ныли на погоду и друг на друга, потом собрались и пошли со знакомыми на "открытые сады" в нашей деревне. Смотрели традиционные пляски прямо на улице, пили чай в церкви, спасали чужие прекрасные сады от полного разноса четырьмя хулиганами от двух до девяти. Было пасмурно и слегка капало сверху, цветы казались особенно яркими, а дети - особенно шумными, к концу дня вдруг выглянуло солнце, мелкий стал засыпать на лету, я привела всех домой и нажарила блинов, и Артур с мальчишками ещё некоторое время скакали по нашему саду, размахивая мечами. Иногда маленький зелёный остров подозрительно напоминает рай.

@темы: островной быт, мелкота, деть-2, деть, простые волшебные вещи

00:46 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Ну, готовьтесь, сейчас пришибу вас очередным мегатонным дыбром по дням недели.
В пятницу я успела с работы как раз ко времени в парикмахерскую. Сначала одна милая девочка чуть-чуть подкоротила чёлку мелкому, а потом взялась за Артура. Артур был категоричен: "I want my hair really flat!" Путём наводящих вопросов удалось установить, что "очень плоско" - это действительно как у приятеля в садике, то есть, очень и очень коротко. Девушка поначалу пыталась консультироваться у меня по поводу длины каждой пряди (меня красили в соседнем кресле), поскольку, очевидно, привыкла, что родители относятся к причёскам чад крайне трепетно, но я быстро объяснила, что доверяю ей, а Артур явно хочет совсем коротко, так что можно делать ему просто какую-нибудь стандартную короткую стрижку и не спрашивать меня. В итоге ей помогал Артур: сообщал, что вот тут ещё недостаточно плоско, и чёлку надо подстричь, а вот теперь достаточно. Сидел серьёзный, наблюдал процесс в зеркале, а когда получил результат - вообще не мог от зеркала оторваться. С ним, разумеется, закончили быстрее, чем со мной, и он принялся напропалую заигрывать с моей парикмахершей, которая всегда стригла его раньше: и разговаривает он не со мной, а с Шоной, и Шоне демонстрирует чудеса скалозалания по высоким табуретам, а потом вообще объявил, что, когда вырастет, хочет работать парикмахером, тоже вместе с Шоной, и красить людям волосы в разные цвета, например, в фиолетовый. Шона, конечно, была рада такой перспективе. Вечером, перед тем, как ложиться спать, Артур несколько раз уточнил у меня, не отрастут ли волосы за ночь, а утром с восторгом констатировал, что нет, не отрасли!
В субботу мы всё же собрались в Лондон: выставка прерафаэлитских рисунков из частной коллекции закрывалась в воскресенье, и это явно был мой последний шанс, но и Артур сам не раз заводил разговор о том, что хочет снова в Лондон, "в галерею", так что мой эгоизм был слегка задрапирован заботой о разностороннем развитии ребёнка. По дороге он, как всегда, заводил разговоры со всеми, кто не успел спрятаться или убежать, и неизменно хвастался стрижкой.
Первым делом мы поехали в Музей естественной истории, чтобы посмотреть наконец на основную экспозицию динозавров, которая была закрыта в прошлый раз. Я в очередной раз подсчитала в уме и поразилась, сколько огромных, и по размеру, и по значимости, самых разных коллекций доступно гостям и жителям Лондона совершенно бесплатно - Британский, Национальная галерея, Виктория и Альберт, Музей науки, Музей естественной истории, обе Галереи Тейт, ну и ещё всякое по мелочи. И кстати, бесплатные музеи есть почти в любом более-менее крупном городе, и практически все они, как и лондонские, восходят к одной и той же традиции - викторианской филантропии. Звериный оскал капитализма, ага.
О, вот оскалов мы насмотрелись в галерее динозавров! Там, конечно, много очень симпатичных скелетов, но главный хит - движущаяся фигура тиранозавра в натуральную величину, которая машет хвостом, мотает головой и лапами, разевает рот и рычит, и всё это среди каких-то пластиковых хвощей и в инфернальном свете, меняющемся от фиолетового к оранжевому. Самый популярный вопрос, услышанный мной от сына и тут же многократным эхом от других детей: "Он же не настоящий?" Но при этом никто не бежит: стоят на расстоянии, которое кажется безопасным, и наблюдают. С Артуром мы так постояли примерно на полпути к ограждению, потом прошли всю галерею целиком, а потом по его просьбе вернулись обратно и постояли уже теперь вплотную. Артур даже порычал ответно, и в этом тоже был не одинок. Ну а потом мы, естественно, пошли в магазин, и там сбылась ещё одна мечта - купили мальчику детский зонтик, да не простой, а с динозаврами. К его большой досаде дождь в тот день так и не пошёл, а притворяться, что он идёт, и лавировать в лондонской толпе с Артуром и открытым зонтиком в придачу я отказалась.
Перекусили на травке в Кенсингтонском саду, восхитились мемориалом принца Альберта (охренительной пошлости золотая хрень под псевдоготической крышей и в окружении скульптурных групп со зверями из разных частей империи; Артур выразил желание тоже побыть там статуей), проехали пару остановок на прекрасном красном автобусе до дома-музея художника Фредерика Лейтона. Этот музей я очень люблю - там чудесные интерьеры, неплохая собственная коллекция, нередко интересные выставки викторианского искусства и обычно очень камерно и тихо. Смотреть прерафаэлитские рисунки в компании резвого четырёхлетки, конечно, было сомнительным проектом, но вышло очень даже ничего. Артуру очень понравились интерьеры, особенно Арабский зал с фонтанчиком посередине и коврами на полу, на которых можно поваляться (в Арабский зал ходили три раза), он радостно считал ступеньки на лестнице, чирикал карандашом в специальной брошюре для детей (с задачками для более старших, но ему было главное, что ему что-то особенное дали) и просил поднять его повыше, чтобы рассмотреть "цветные картинки". Монохромные рисунки его оставили равнодушным. Один раз поскандалили, когда он решил поиграть со мной в беговые прятки вокруг стенда с рисунками Уотерхауза, пригрозила, что пойдём сразу домой, помирились, ещё раз сходили в Арабский зал и посидели в саду под платаном. Там было замечательно умиротворённо, и я второй раз за день (первый - у входа в музей динозавров) вся целиком прониклась чувством радости от того, что у меня есть, всего скопом, возраста, детей, вредного характера, зелёных прядей в волосах, Лондона, куда можно просто взять и поехать в выходной, вообще всего.
В воскресенье была приличная погода, болтались в саду, собирали для мелкого одуванчики, по мере сил мешали Джону вешать новые карнизы в гостиной. В понедельник сидели дома, ругались, Джон с остервенением убирался, я искала пляж и жильё в Грузии, смотрела прекрасный "Сон в летнюю ночь", в саду всё распускалось на глазах. А сегодня ночью прошёл ливень, залило дороги, в саду было мокро и холодно, но зато прямо перед нашим домом приехала куча техники снимать старый асфальт и класть новый, и два очень счастливых мальчика наблюдали всё это из первого ряда, то есть, с подоконника гостиной. Нас, конечно, заранее предупреждали, что такое будет, клали в почтовый ящик письма с извинениями, а я бы так ещё и приплатила за такое развлечение по тарифу присмотра за детьми. Жильё в Грузии вроде нашлось, грузинская логика остаётся восхитительно альтернативной и сулит весёлый отдых, у меня недельные каникулы, и я никак не могу решить, имеет ли вообще смысл доставать летние вещи до середины августа. Пока выходит, что нет.

@темы: простые волшебные вещи, островной быт, мелкота, деть-2, деть, Лондон

21:32 

Обзор маленьких странных новостей

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
В субботу я сплела Уилфреду венок из маргариток, пока муж не добрался до них с газонокосилкой. В воскресенье маргариток уже не было, Уилфред впервые встретился с крапивой, а Артур наполовину научился ездить на двухколёсном велосипеде. Наполовину - потому что стартует пока с поддержкой, а тормозит примерно через раз в клумбу, благодаря чему у меня образуются спонтанные букеты в доме, иначе срезать жалко. Уилфред обожает пушистые одуванчики, прямо светится от счастья, когда их находит или ему приносят. Вот сейчас, например, бегает по саду весь в пушинках и с ленточкой с бубенчиком на руке, от шоколадного пасхального кролика. Первую учительницу Артура будут звать миссис Холмс. На сайте Грузинских авиалиний невозможно узнать расписание рейсов Батуми-Тбилиси, все попытки задать даты в поиске заканчиваются провалом ("на этом рейсе нет эконом-класса", "на этом рейсе нет бизнес-класса", и вообще, кажется, нет и рейса), а сообщения по электронной почте тут же возвращаются. Сразу возникает подозрение, что летают они так же, как поддерживают сайт. Досмотрела "Пустую корону" - вернее, посмотрела третью серию, вторая пока не освоена, потому что я пропустила её ради Евровидения. Несколько разочарована - первая серия понравилась, а Ричард III в исполнении любимого Камбербатча не пошёл вообще никак. То есть, если бы только слышать голос, ещё как-то могло сработать, а всё вместе - "не верю". Слишком гротескно, и ему категорически не идёт, а он не идёт роли. Ну и вдобавок оказалось, что для меня вся пьеса превратилась в историю убийства двух маленьких братьев в Тауэре, поэтому смотреть я смогла толком после этого события в сюжете. Что безусловно хорошо, во всех сериях - Софи Оконедо в роли Маргариты Анжуйской и общий посыл, что вся эта грызня за трон была колоссальной тратой сил и жизней впустую. Никаких тебе славных героических побед, только кровь и смерть в грязных полях. Этим и закончили, резкой сменой кадра с Вестминстерского аббатства, где коронуют нового "правильного" короля, на раскисшее от дождя Босвортское поле, полное трупов. Читаю опять путеводитель, сплю через пень-колоду, потому что кашляю. Зашли в нашу деревенскую парикмахерскую, чтобы записать и меня, и Артура, и девушка его сразу узнала: "Ой, это не он однажды сам пришёл?" Он, конечно. Вчера забыла в саду на скамейке фотоаппарат, цифровую зеркалку. Ночью шёл дождь. Сегодня снимает, дальше посмотрим.

@темы: фильмы, простые волшебные вещи, островной быт, мелкота, деть-2, деть

01:10 

Давно, усталый раб, замыслил я побег...

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Ну, скажем, не раб, а маньяк, и замыслил не очень давно, а с прошлых выходных. Вместо того, чтобы в свой короткий день радостно бежать с работы домой варить ужин, я радостно проехала на поезде две лишние станции и с картой в зубах поскакала на железном коне искать очередной гиацинтовый лес. По моим расчётам, должна была успеть погулять и вернуться домой в приличное время. Успела. Лес был весь мой, дождь перестал накрапывать довольно скоро, выглянуло солнце, кроме гиацинтов, я нашла много чудесных мшистых стволов с домиками для гномов и эльфов, лиловую орхидейку (ятрышник мужской, как выясняется - по-английски как-то милее, early purple orchid), белые лепестки на тропинке и тишину, заляпала грязью любимые новые сапоги, которые даже в Питер не брала, чтобы не пачкать, и была счастлива.

@темы: островной быт, простые волшебные вещи

19:42 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
У меня замечательный день рождения! На улице солнце, в ушах новые серёжки, в корзине велосипеда приехал букет тюльпанов от подруги с работы, а в рюкзаке безумная открытка, сделанная 9 классом (то, что называется in-joke). На урок, помимо открытки, дети притащили сладостей с благотворительной распродажи, которую другой класс удачно устроил как раз сегодня - всем сделали хорошо. В Фейсбуке мне пишет поздравления бывшая коллега, друзья из Питера и некогда-из-Питера, учитель (уже на пенсии) из штата Нью-Хэмпшир, организовавший мой первый школьный обмен с Америкой в 1990 году, и имам из мечети в турецком Калкане, в Скайп звонят из Канады и обещают летом приехать в гости. Муж подарил футболку с ведьмой и фартук с изникскими узорами и испёк тортик. Вечером будет вторая серия нового сезона "Скотт и Бейли". Что ещё нужно?

@темы: островной быт, праздники, простые волшебные вещи

18:03 

Into the green

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
У меня начался зелёный сезон. У меня зелёные волосы, зелёное настроение, зелёное вдохновение, и две последние покупки тоже именно этого цвета - викторианская банка для печенья из зелёного прозрачного стекла с металлической крышкой и стеклянный ар-декошный подсвечник с двумя птицами. Нет, конечно, зелень у нас вокруг есть всегда, трава круглый год зелёная, но именно в апреле начинается прорыв - по-моему, прямиком из Авалона - золотой, сияющей, свежей зелени, под которую я чаще всего сочиняю сказки про самых разнообразных фей.
Прошлое воскресенье, ура, выдалось солнечное, хоть и холодное, и мы отправились на пикник. Мелкий ездил в рюкзаке, а Артур теперь может пройти совершенно неограниченное расстояние, главное - идти и всё время находить что-то новое. А нового было - пруд пруди. От свежей зелени и цветов до крохотной церкви, выкрашенной изнутри в пастельные тона и всё ещё украшенной по-пасхальному, до огромного бука за оградой, всевозможных пней, на которые можно залезть, и, конечно, грязи-грязи-грязи. Почему-то, собираясь на прогулку и натягивая походные ботинки, Артур сразу начал мечтать о грязи и получил её по полной программе, и самозабвенно чавкал по ней всю дорогу, выбирая самые мокрые места. Пикник мы устроили в церковной ограде, на подстриженной траве и под защитой стен (от ветра), потом поскакали внутри церкви, приобрели баночку домашнего желе из диких яблок (банки стояли под средневековой купелью, возле пенопластовых крашеных пасхальных яиц и композиции из мха и камней, изображающей Воскресение - Лего-Христос как раз выходил из гробницы) и двинулись дальше. Артур объявил, что он эльф, Артур-эльф, а я мама-эльф, папа - папа-эльф, и конечно, у нас есть Уилфред-эльф. Ботинки у него были категорически не эльфийские, а так было вполне убедительно, когда он свешивался с деревьев в своей зелёной куртке, сверкая золотыми кудрями и янтарными глазами. Мы с Джоном нагулялись основательно, по очереди таская мелочь на спине, а главному эльфу всё нипочём.
В понедельник стало совсем тепло, и я первый раз в этом году высушила бельё в саду и с Артуровой помощью посадила анютины глазки. Потом пришёл играть мальчик Остин, с которым Артур сейчас больше всего дружит в детсаду, и я поняла, что надо было рожать близнецов - эти двое полностью занимали друг друга, перемещаясь по дому и саду, и только изредка прибегали ко мне за справедливостью - "он меня стукнул", "он не даёт мне мотоцикл". А потом был дождливый вторник, в который я выгуливала детей по очереди: сначала с Артуром прошлась к нашему любимому пруду, проверить, зацветают ли лесные гиацинты (зацветают!) и покачаться на тарзанке, а потом с Уилфредом вроде бы в магазин, а на самом деле в турне красных полосатых резиновых сапожек по всем лужам нашей деревни. Уилфред, как маленькая упрямая шахматная фигура, ходит только вперёд, поэтому маршрут нужно прокладывать круговой, иначе без скандала домой не вернёшься.
А потом настала работа и её основное достоинство - два часа в поезде каждый день, когда можно слушать "Ночных снайперов", читать или писать чепуху. И в среду же начался новый сезон "Скотт и Бейли", который весной особенно хорошо идёт под белое вино. А в пятницу я с коллегой, преподавателем искусства, таскала компанию детей в Лондон, сначала в дом-музей скульптора Доры Гордин, а потом в Национальную портретную галерею на выставку портретов деятелей русского искусства из Третьяковки.
Дорич-хаус - роскошный дом в стиле ар деко, который хозяйка спроектировала сама для себя, со студией, галереей и террасой на крыше. Там было много её собственных работ, загадочных полуулыбающихся бронзовых и гипсовых голов, коллекция русского искусства 19 века, собранная её мужем, круглые хоббитские (хотя на самом деле "лунные", китайские) двери в гостиной, дождь во всех огромных окнах, вид на мокрый Ричмондский парк с крыши. И очень интересно слушать про хозяйку: родом из еврейской семьи из Таллинна, она уехала из России ещё до революции, путешествовала по юго-восточной Азии, жила в Париже, где была знакома с Хемингуэем и Джакометти, два раза была замужем, притворялась русской аристократкой, бежавшей из Красной России, осела в Англии, где дружила с кружком Блумсбери, делала скульптурные портреты многих известных людей своего времени, получала государственные заказы и попала в Галерею Тейт, умерла в начале 90-х, вдовой, завещала сделать свой дом музеем, но долгое время никто не хотел этим заниматься и в пустом доме селились сквоттеры и окрестная молодёжь устраивала рейв-вечеринки, пока наконец архитектурный памятник не взял под крыло университет Кингстона. А на выставке "Век Толстого и Чайковского" прекраснее всего был пронзительный портрет Владимира Даля работы Перова, который я, как ни странно, никогда раньше не видела, врубелевский совершенно демонический Савва Мамонтов и роковая женщина в красном - баронесса Икскуль фон Гильденбанд, кисти Репина. И мокрый Лондон за стеклами автобуса, намного более зелёный и цветущий, как огромная оранжерея, все на свете архитектурные стили, до самого Шарда, похожего на дождь, идущий снизу вверх. И охренительная пробка, сквозь которую мы ехали обратно и благодаря которой я была дома только в 9, но слава богу, следующее утро было нерабочее, хоть и раннее (мелкий проснулся в пять с температурой).
За вчерашний день я не сделала ровно ничего, только растекалась по всем диванам, читала Интернет про Грузию и еле-еле выпинала себя в кухню приготовить ужин, а сегодня съездила на барахолку, купила барахла, а потом отсидела три часа на детском дне рождения, пока Артур ходил на ушах на надувных горках.

@темы: деть, деть-2, информация к размышлению, мелкота, островной быт, простые волшебные вещи

19:59 

Всё, что я хочу...

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
...это печь маффины и смотреть на дождь. К сожалению, подходящие вакансии как-то не попадаются.
Разумеется, это, или похожее, чувство традиционно с особой остротой посещает меня ровно накануне выхода на работу после каникул. Никогда я не ощущаю в себе столь безграничного потенциала в области домохозяйства, как в этот последний вечер последнего дня не-на-бегу, когда всё выстирано, новые душистые цветы посажены, дети выгуляны (пр отдельности, чтобы каждому досталось больше мамы и больше простора для индивидуальных предпочтений в выборе луж) и заткнуты "Гадким я" (фаворит сезона, который я всячески одобряю), маффины вынуты из духовки и сладко пахнут, остывая на решётке, лазанья, наоборот, в духовку отправлена, и хотя всё равно с мороженым луком и чесночным пюре (не помню, когда я последний раз чистила и резала свежий лук и чеснок), но, тем не менее, состоит из большего числа ингредиентов, чем обычно позволяет огрызок времени, достающийся мне на готовку после работы. И дождь за окном, и мокрые (буквально на днях вновь обнаруженные) свежие травы из сада, тимьян, орегано и петрушка, и бокал сидра, и счастье, оно же дьявол, в деталях.

@темы: мелкота, островной быт, проникновенные монологи о разном, простые волшебные вещи

21:28 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Шапка с глазами нашлась в конце сада, возле сарая. Сама ушла, не иначе. Я пеку пасхальный кекс с марципаном (simnel cake), лавируя между тремя рецептами. Считаю, хорошо устроилась - праздную русскую Масленицу и английскую Пасху (на Масленицу всю неделю делала блины дома и подбивала детей в школе - они готовили вместо домашнего задания, приносили с собой и ели на уроке). Идеальное языческое сочетание. Вчера приходили гости, полдня в доме стояли на ушах пятеро детей от года до семи, а мы с Кейти выпили на двоих бутылку просекко - всем хорошо. Позавчера купила себе чемодан, чтобы ехать в Питер: наш большой слишком большой, а в маленькие не влезет тонна сыра, которую я везу с собой (охренеть, везти в Питер сыр...), а мой средний жёлтенький, который я очень любила, три года назад раздолбали в Ивано-Франковске. Новый - синий и блестящий, неубедительно притворяется плетёным. Артур зафигачил футбольным мячом в бутылку красного вина, и только чудом я успела её поймать на лету. Артура всё равно из кухни выгнала, а вино допью-ка поскорее, от греха подальше.

@темы: деть, мелкота, островной быт, праздники, простые волшебные вещи

21:08 

Я в этом марте навсегда, или 41-я весна

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Мне и правда кажется, что этот март бесконечен. Как-то слишком много всего - ощущений, дел, переживаний по поводу и без, хороших и плохих новостей и мелочей. Проще всего пунктиром про всё сразу, чтобы не выпадать из дневника совсем (реальное чувство - если сейчас не запишу что-нибудь, брошу нафиг.)
Прочитала одну (1) книжку - всё ту же "Кэрол", которую уже рекомендовала раньше. Смотрю второй сезон "Гранчестера", любуюсь и в очередной раз удивляюсь, какие британские актёры - актёры. Джеймс Нортон в роли английского священника-детектива 50-х годов такой плюшевый мишка (хоть и мускулистый такой - его, в лучших традициях британского тв, уже окунули в речку), ну ничего общего с князем Андреем, а если бы у меня было желание, то могла бы ещё и параллельно наблюдать его в тюрьме в образе насильника-убийцы, в современном мрачняке по другому каналу. И совсем смешно с Томом Холландером: вот он воплощение цепного пса, помощник главзлодея Хью Лори в "Ночном администраторе" (Лори тоже тот ещё трансформер, если вспомнить его роли начиная с Берти Вустера), а вот, щёлк-щёлк, одновременно он же - милейший викторианский дядюшка в "Докторе Торне". Впрочем, "Администратора" я смотрю, конечно, ради другого Тома - Хиддлстона, и щёлкаю тоже из-за него - мои нервишки что-то катастрофически не выдерживают напряжения триллера, никогда этот жанр не любила, но в этот раз совсем плохо, однако, страсть к Тому не позволяет совсем плюнуть на сериал. Очень красивый, очень качественное сделанный, с офигительно красивой девушкой в пару Тому (Элизабет Дебицки) - но просто невыносимо на взводе.
Испортила погоду прелестным джемперком с облачком и дождиком из пайеток: ровно вплоть до его покупки намечалась нормальная такая весна, а с тех пор всё наперекосяк - уже и снег был, и заморозки через день, и даже в солнечные дни ледяной ветер прямо обкусывает уши и пальцы. Получила от Артура в подарок на День матери (в этом году у нас был 6 марта) самодельную открытку с аппликацией - сделал в детском саду. Первая ласточка, я так понимаю, и заранее выбираю коробку для архива побольше. Потеряла красивый и всячески ценный браслет, полученный на Новый год - таскала, хотя знала, что велик и спадает при каждом удобном случае, несколько раз ловила в последний момент и однажды, конечно, не поймала, оставила в поезде. Сама себе злобный гоблин. А Джон с Уилфредом потеряли прекрасную шапку с глазами, которую носил Артур, а теперь мелкий. Загрузила новые шкафы детским барахлом - убила целый уикенд на это. Жить стало лучше и ходить в гостиной безопаснее, а в шкафах ещё есть место, но уже не доходят руки.
Свозила Артура в Норидж на балет - гастрольный спектакль той самой труппы, которую мы раньше с восторгом смотрели по телевизору, готическая "Спящая красавица", где Фея сирени выглядит вот так: а злая фея Карабосса - так: Артуру понравилось, а мне-то как - даже не передать. Я впервые видела современный балет так близко (если не вообще - балеты Фокина считаются?) и была прямо-таки в шоке от того, как невероятно танцоры играют телом, да и вообще играют, каждой клеточкой. Без пуант и строго структурированных номеров, просто немыслимо выразительно двигаются и взаимодействуют под музыку.
Плачу над Турцией. И над погибшими в терактах, и над волшебным юго-востоком, снова превращающимся в военную зону. Узнаю названия городов, где мы с Джоном были или проезжали мимо - там ввели комендантский час, там арестовали подозреваемых в терактах, там проводят спецоперацию. Если Турция не задумается, снова будет у них своя Чечня. А нам, между тем, как-то не очень хочется в этом году туда ехать с детьми. Масса соображений, по которым никакие проблемы до нас не должны дотянуться, и всё равно инстинктивное отторжение.
Еду на неделю в Питер уже совсем скоро, надеюсь на разные приятные встречи - и немного боюсь. Не могу сказать, чего, не о физической безопасности речь, конечно. Может быть, себя. Предложила директрисе вместо старого обмена со своей питерской школой организовать что-нибудь с Киевом, неожиданно получила добро, теперь надо действительно пытаться организовать. (Если у кого есть на примете приличные киевские школы с хорошим русским и английским, то можете мне рассказать!)
За два фунта на барахолке в прошлое воскресенье обрела кучу счастья для детей - пылесос и мусоросборочный грузовик, что может быть романтичнее! А в это воскресенье ходила гулять с мелким, только мы вдвоем, и это было совершенно чудесно. Мелкий курлычет и любит ходить за руку - Артур не любил в его возрасте. Все камушки и маргаритки были наши.
В позапрошлую пятницу сошла с поезда станцией раньше и поехала дальше на велике, в ледяных, акварельных, нежнейших сумерках. Охота пуще неволи - очень надо было для текста, который, как водится, пришёл непонятно откуда и непонятно куда идёт, но и для душевного равновесия тоже, наверное, надо. А с этого четверга каникулы, в следующее воскресенье Пасха, собираюсь опять прятать для детей шоколадки по саду, печь кекс с марципаном и украшать его цветами. Английская Пасха устраивает меня всем, от полного отсутствия религиозных образов во всех атрибутах - сплошные кролики-утята - до названия, происходящего от имени языческого англосаксонского божества. Праздновать воскресение природы - это я всегда пожалуйста. Будем праздновать.
Устала как-то несообразно затрачиваемым на жизнь усилиям. Где-то ошибка в расчётах.

@темы: книги, деть-2, деть, Турция, Питер, красивые картинки, мелкота, островной быт, политика, праздники, простые волшебные вещи, путешествия, фильмы

02:02 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Каникулы кончились; зато начался "Ночной администратор" с Хиддлстоном и Лори, шесть счастливых воскресных вечеров, и на следующей неделе вроде обещают второй сезон "Гранчестера". Динозавр остался непокрашенным, но испекла кекс, сообразила лису фиолетовый атласный плащ из куска старых пижамных штанов, чтобы был Суперлис, и навертела из розовой папиросной бумаги цветочков, потому что на своё дерево Артур пожелал вишнёвый цвет. Йи-ха!

@темы: мелкота, деть, островной быт, простые волшебные вещи, фильмы

00:41 

lock Доступ к записи ограничен

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:15 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Спала как в поезде - на верхней полке, то есть, в Артуровой кровати, потому что не ужилась с Артуром и его ногами, прибредшими среди ночи к нам. Утром всё было белое и удивлённое, но только у нас - через две деревни еле заметно, а в Бери вообще ни снежинки. Прошли полями в центр, видели подснежники, зимородка и парня в средневековом зелёном плаще, который стоял у скамейки с раскрытым скрипичным футляром и спрашивал у кого-то в телефон: "Соушай, а ты случайно не знаешь, как играть на скрипке?" После детской площадки купили мелкому тапочки, не купили мне резиновые сапоги с садовыми гномами и покатали детей на небольшой карусели, где машинки ездят по кругу. Мелкий рыдал. Снег целиком сошёл к полудню, всё снова зазеленело, включая меня после парикмахерской. И только белые облака терновника остались воспоминанием о небывшей зиме.

@темы: простые волшебные вещи, островной быт, мелкота, деть-2, деть

23:08 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Только что выпал снег. На нарциссы, да. У меня впереди неделя каникул, я, естественно, в прострации по этому поводу. Надо прожить их так, чтобы не было... тыры-пыры. Пока только всё перестирала, изучила весь ассортимент шкафов для детской на сайте Икеи и открыла свою настойку из джина и ягод терновника. Настойка убойная, бьёт по мозгам и пахнет можжевельником и вишней. Мелкий начал уверенно и вполне эффективно есть сам, левой рукой, как и Артур поначалу. Завтра поедем покупать ему новые башмачки, а потом я иду в парикмахерскую подкрашивать зелёные локоны. Артур попросил сшить для своего спального лиса плащ супергероя; думаю над дизайном.
А вообще середина февраля - это такое странное время в моей биографии, что я уже давно не понимаю, что я праздную, отмечаю, вспоминаю, оплакиваю и т.д., потому что выходит всего понемногу. И это тоже шибает по мозгам.

@темы: островной быт, мелкота, деть-2, простые волшебные вещи, я

20:09 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Сижу с мелким на диване в гостиной, смотрим "Маппет-шоу" (подарили ему диск на Новый год). Обожаю кукол Хенсона, всех без исключения, как выясняется.
Если меня спросить, что я делала на этой неделе, то смогу вспомнить только счастливый промежуток между уроками и родительским собранием в четверг, когда я внезапно провела час в "Заре", примеряя остатки распродажи, и только в самом конце заглянула в детский отдел. Как нередко случается, многие остатки в самый раз для меня - с кружевами, кисточками, блестками и просто зелёные (не всё одновременно). А потом на вечерней кембриджской улице кто-то заиграл "Катюшу" на аккордеоне и поблагодарил меня за мои монетки очень характерным "сэнькью". А, ещё в пятницу вечером ходили с Артуром на день рождения в фитнесс-центре - в игровой комнате, целиком занятой огромной конструкцией для лазанья, прыганья, висенья и всяческого стояния на ушах. Родительское счастье - чадо унеслось и исчезло с глаз, но ты точно знаешь, что оно в безопасности. Только громко очень, потому что детей было штук 25, а я была сразу после работы. Ну и в финале недели - много-много точек, потому что вчера мы с Артуром испекли лимонно-маковый кекс. И в саду три распустившихся нарцисса (остальные стоят в бутонах).

@темы: деть, деть-2, мелкота, островной быт, простые волшебные вещи

21:39 

Культур-мультур

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я питерский интеллигент или где? Я, между прочим, даже книжки иногда читаю! За этот месяц, правда, осилила только две: сборник рассказов Нила Геймана Trigger Warning и "Автохтоны" Марии Галиной.
Гейман лично для меня странный автор - я отмечаю у него слабые места, повторы и бесконечные автоцитаты, но через все прочие ощущения красной нитью проходит неиссякаемая радость от того, что он есть и всё это пишет. В сборнике, как всегда у него, всё вперемешку - стихи, сказки и даже сюжет из "Доктора Кто". Самый прекрасный рассказ, наверное, Black Dog - там "всё вперемешку" достигает своих высот и сплетает геймановских же "Американских богов", британский местный фольклор и быт, традицию английских детективов, Эдгара По и примерно половину мировой мифологии. Очень милый цикл A Calendar of Tales - по рассказу на каждый месяц, вот бы и правда такой календарь, с текстами и иллюстрациями. Чудовищная страшилка в духе Рэя Брэдбери Click-clack Rattlebag, того сорта, что меня реально пугает. А The Thing About Cassandra - нестрашный рассказ, пугающе похожий на тот, что я сама написала в двадцать лет и долго считала своим лучшим текстом. И конечно, я не могу не питать нежные чувства к перепевам классических сказок, поэтому с удовольствием перечитала The Sleeper and the Spindle, "кроссовер" "Белоснежки" и "Спящей красавицы", читанный раньше. А The Return of the Thin White Duke, да, именно Боуи посвящённый, я читала в день, когда узнала о его смерти. В общем, масса самых разных эмоций и впечатлений - чем и хороши сборники рассказов.
"Автохтоны" Галиной тоже оказались удачной находкой, тем более удачной, что совершенно случайной - выцепила из списка прочитанного в избранном избранного, то есть, там, куда забрела совсем уж от нечего делать. Читала онлайн, на работе с айпада и в поезде с телефона - это чтобы вы прониклись, как меня затянуло! Прежде всего, затянул язык - лично мне очень созвучный, прямо лёг на душу без каких-либо шероховатостей. Или нет, не прежде всего. Прежде всего, наверное, всё-таки Львов, из которого я только что вернулась и из-за которого и стала читать, потому что отзыв обещал городскую фэнтези на основе Львова. Основа там, безусловно, присутствует, хоть и не названа открытым текстом - совершенно узнаваемый город. Интересно, кстати, почему не назван открытым текстом - мне мнится, что по политическим соображениям, всё-таки роман напечатан в России в 2015 году, но возможно, я неправа. Впрочем, это не претензия к автору, никакими принципами она не поступается - этот город узнаваем, но одновременно слегка вне времени и пространства, как маркесовское Макондо. "Сто лет одиночества", кстати, я чем дальше, тем больше подозреваю в сильном влиянии на автора - что тоже с моей стороны совершенно не претензия. И поэтому это, конечно, не фэнтези - это магический реализм, полновесный и нисколько не стесняющийся, и это прекрасно. (Если кто-нибудь попросит вотпрямщас объяснить, где граница - не смогу, она у меня проходит на уровне ощущений.) Тут тоже всё вперемешку, городской фольклор, советская история, Серебряный век и до фига всяческой чертовщины. По сравнению с этим, мой личный Львов, который я тоже не удержалась и превратила в сказочный текст, совершенно трогательно-конфетный - здесь всё намного мрачнее, но для меня столь же правдоподобно, потому что у всего есть изнаночная сторона и вообще совы не то, чем они кажутся. Финал одновременно поразил и разочаровал - с одной стороны, было похоже, что автор наворотил столько слоёв правд и неправд, настроил таких эшеровских конструкций, что как-то однозначно это раскрутить или объяснить стало невозможно, и лучшим выходом оказалось посадить героя в поезд. С другой стороны, один пассаж вызвал очень интересный резонанс, про который прямо хочется автору задать вопрос, намеренный он или нет. И ещё одна литературная ассоциация возникла уже по общим ощущениям, и я безуспешно пытаюсь вспомнить или найти её название - где-то в 90-х годах в одном литературном журнале я читала безумный, столь же запутанный, мифологизированный и многослойный роман о Мухинском училище, в недрах которого, по замыслу автора, покоится Мёртвая царевна в хрустальном гробу, она же - девушка с картин Врубеля. Если кто вдруг тоже читал и помнит автора или название, буду дико благодарна, Гугл меня пока обламывает!
Продолжая литературную тему - всё-таки смотрю новую английскую "Войну и мир", примерно с теми же ощущениями, с какими читала роман - местами фыркаю, местами проматываю и разочаровываюсь, но с интересом слежу за особо удавшимися персонажами. Жаль только, что знаю, что с ними всеми будет в конце (и с половиной никогда не была согласна!). В костюмах, архитектуре и интерьерах мне практически всё время мерещится фантазия съёмочной команды, и тут я удивляюсь мнению Бориса Акунина, которого с исторической точки зрения мало что смущает - впрочем, может, и смущает, но он не хочет вдаваться в детали, нет "аристократов с балалайками" под развесистой клюквой - и ладно, а на общее неплохое качество, наверное, действительно не сильно влияет. Мне же мешает то, что я узнаЮ половину интерьеров и точно знаю, что это не только стиль другой эпохи, но и другой эшелон высшего света - интерьеры князей Юсуповых вряд ли можно брать за образец жилья средней дворянской семьи. Ну да бог с ними, с интерьерами и с костюмами Элен, которые не лезут ни в какие стилистические ворота, разве что на Лондонскую неделю моды. В сериале совершенно прекрасный Пьер, удивительным образом примиряющий меня с нелюбимым персонажем-вешалкой авторских идей и делающий убедительной реальностью то, что в тексте казалось топорным и нежизненным. Вот просто живой и натуральный, кто бы мог подумать, что это возможно. Мне очень нравятся также Наташа, Соня, княжна Марья и старик Болконский. Элен выпадает из образа и из эпохи совершенно, Анатоль лопоухий уродец, Долохов - какой-то карикатурный русский в духе Распутина. А князь Андрей хорошо просто потому, что хорош, может, не совсем князь и не совсем Андрей, фиг с ним, всё равно хорош, и с Наташей они очень красивы.
Вы только однако не подумайте, что я совсем оторвалась от народа - за выходные я посмотрела с детьми "Песнь моря" и ночью на Ютубе клип "Экспонат".
"Песнь" совершенно сказочная - ну, ей и положено, на то она и сказка, но она ещё и очень умная, и гениально комбинирует кельтские легенды и мифологические архетипы с современностью, и между делом поднимает вполне актуальные проблемы (чего стоит одна тема с закупориванием эмоций в стеклянные баночки и с превращением в камень!). Это такой идеальный сценарий путешествия сказочного сюжета сквозь века и культуры - изгибается, завязывается узелками, обрастает смыслами и всё равно что-то несёт, скрепляет или поддерживает, выполняет практическую функцию. Я рыдала, конечно, тихонько, чтобы дети не заметили, особенно потому, что дети в мультике вызвали у меня однозначную ассоциацию, неважно, что там они старше и один из них девочка: боевой и неостановимый старший брат-блондин и неговорящий, умилительный маленький тюленик с большими глазами.
А "Экспонат"... как же мне обидно, что педагогическая этика не позволяет изучать на уроке обсценную лексику! А то показала бы 12-классницам и на этом примере обсудила бы все гендерные вопросы российской культуры. Не могу перестать петь про лабутены, вот реально кручу педали и пою в голос, благо проезжающим мимо водителям не слышно. Давно не испытывала столько освободительного счастья от произведения в жанре поп-музыки.
Ну и напоследок - несмотря на лабутены, мы всё-таки интеллигенты, потому что у нас даже выпечка связана с высокими материями. Высказала в воскресенье мысль, что надо что-то испечь, и Артур тут же напомнил, что мы ещё ни разу не пекли печенье-подсолнухи. Мы с ним идеальные посетители музеев - с удовольствием смотрим на экспонаты, а потом активно поддерживаем музеи финансово, потому что всё, что нам понравилось, хотим как-то осувенирить в магазине. В последний раз в Национальной галерее (где мы наконец увидели Констебля и Тернера, а так же навестили любимых Руссо, Ван Эйка и Учелло) Артур захотел жёлтую формочку для вырезки печенья в виде якобы вангоговского подсолнуха. К Ван Гогу и к "Подсолнухам" она имеет отношение очень условное, цветочек и цветочек, но я не могла отказать ребёнку в такой эстетской просьбе. Ну и вот, напекли художественных "подсолнухов" и нехудожественных сердечек с лимоном и ванилью - божественное сочетание запахов, я умерла от счастья уже пока делала тесто, а теперь умираю каждый раз, когда открываю крышку жестяной коробки.
Вы прослушали чрезвычайно длинный репортаж о моей чрезвычайно невпечатляющей культурной жизни в январе. Всем спасибо!

@темы: фильмы, простые волшебные вещи, островной быт, музыка, мелкота, книги, деть

00:01 

Эгоистические заметки

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я читаю "ЖД" Быкова, и у меня съезжает крыша, потому что я перестаю разделять роман и реальность. И бесконечно удивляюсь, сколько он всего угадал и как его вообще до сих пор земля российская носит.
Я смотрю на новые коллекции в магазинах и вижу сплошные турецкие изразцы и обои Уильяма Морриса, впрочем, изразцам тоже слегка родственные. Жалко только, что с этими восхитительными орнаментами делают совершенно неносибельные вещи из неносибельных тканей. Но глаз радует, ничего не скажешь.
Я снова стала одеваться по барахолкам и благотворительным лавкам - был у меня такой период в самом начале жизни в Англии, от банального безденежья, а теперь как-то, наверное, меня совсем перестал волновать вопрос статуса, только эстетика. Ну и чтобы на мебель и на детей побольше оставалось. Трофеи всего за пару недель: бирюзовая куртка (как те самые изразцы) за полтора фунта, шёлковая блузка за фунт, и вот буквально вчера, на нашей любимой деревенской барахолке, подцепила за пятьдесят пенсов клетчатую рубашку абсолютно тех цветов, в которые окрашено моё настроение этой осенью.
Я не ждала осень так рано - обычно после начала учебного года у нас немедленно наступает бабье лето, и приходится подправлять облезший лак на ногах, балансировать между сарафанами и свитерами, одеваться так, чтобы осенним утром не замёрзнуть, а летним днём не изжариться. Но нет, на этот раз сарафаны после Турции смело отправились в зимнюю спячку, а шлёпанцам только и работы осталось - развлекать мелкого ребёнка, который меряет их все по очереди. Птицы в саду прилетают перекусить рябиной и бузиной, в углу у забора доцветают белые флоксы и так отчётливо пахнут концом давно и навсегда закончившихся школьных каникул в далёкой деревне, что хочется плакать.
Я отработала неделю с хвостиком, и лето кажется мне другой планетой, каковой, впрочем, и является. Иногда его ещё можно разглядеть в калейдоскоп, который Артур выпросил у меня в магазине Национальной галереи и который использует как подзорную трубу. На работе у меня чудесные классы и чокнутое начальство, и стабильно не работающая, чрезмерно усложнённая и всё более усложняющаяся компьютерная система, вернее, сразу несколько систем, плохо совместимых друг с другом. Дома у меня перманентный дурдом и новый прекрасный диван, ещё не вполне окошаченный и обананенный. Среди фотографий с отдыха у меня есть одна, на которую я теперь не могу спокойно смотреть, не то что показывать кому-то: мой мелкий ребёнок, по уши в песке, утомившись скакать, лежит ничком в полосе прибоя на турецком пляже.
Я получила подарок от свекрови, которая приезжала на пять дней со старшим братом Джона. Она никогда мне ничего не дарила, кроме чеков и одного какого-то давнего шарфика, а тут отдала золотой кулончик с аметистом, который носила года с 1950-го, когда ей его подарил ещё тогда даже не муж, а жених. Кулончик мне полагался по завещанию, но отдала сейчас, потому что сама перестала носить - не справиться с застёжкой. В придачу к кулончику получила много комплиментов своим обедам и детям, что всегда приятно. Своих детей она никогда не баловала одобрением, а мне вот достаётся.
Я ношу аметист, когда притворяюсь приличной учительницей, голубые серьги-пуговицы, когда не притворяюсь ничем, и красный с бирюзой комплект из браслета и серёг, когда громко радуюсь осени. Когда покупала, думала, что он летний, а он оказался чистой осенью - бусины-ягоды, бусины-выцветшее небо, загадочное семечко и крошечные красные черепа.
Я праздную осень вовсю: пью пиво "Корабль-призрак", пеку со сливами, яблоками, ежевикой, корицей, ванилью, принимаю избыточные дары от всех, кому не справиться с урожаем - зелёную фасоль от соседки, яблоки от бесхозного дерева, семена алых мальв от совсем незнакомой женщины, приводившей в порядок свою клумбу. Я городской житель, может быть, поэтому мне всё кажется подарком - орехи и жёлуди под колёсами велосипеда, закатные цвета спелого шиповника, пирог из нескольких яблок из своего сада и пригоршни ежевики, за которой всего-то и надо, что выйти за околицу.
Я купила своим детям на барахолке куклу - коллекционную, слегка потрёпанную, в костюме Красной шапочки. Артур любит её, потому что она красивая, а мелкий - просто любит, таскает за косы, слюняво целует и подолгу смотрит в глаза.
Я боюсь за Турцию и эгоистично надеюсь, что они не выберут себе тоже Путина, не скатятся в слепую национальную идею и не закроют для нас навсегда свой волшебный юго-восток.
Я свозила Артура в Лондон, специально в Национальную галерею, но там оказалось почти всё закрыто по случаю забастовки, и мы не увидели ни Тернера, ни Гейнсборо, ни Констебля, которого Артур предвкушал всю дорогу. Зато видели "Тигра во время тропической грозы" Руссо, "Подсолнухи" Ван Гога и "Чету Арнольфини" Ван Эйка (к которой Артур питает необъяснимую нежность - к тигру ладно, а к ним?) и очень долго изучали "Святого Георгия" Уччелло. Конечно, мой ребёнок был крайне обеспокоен состоянием дракона, поэтому пришлось решить, что я зарычу и напугаю рыцаря (первое предложение - убить - я отвергла как недостаточно пацифистское и вегетарианское), а Артур отвезёт дракона в больницу, где ему заклеят нос пластырем. Ещё успели покататься на красном автобусе, посмотреть Биг Бен, полазать по львам на Трафальгарской площади, перекусить и прогуляться в Сент-Джеймсском парке, попрыгать там же на детской площадке (деревянные верховые улитки с железными цепями-поводьями, в опавшей листве... о, этот лондонский дизайн!), пройти мимо Букингемского дворца и вернуться на вокзал на метро. В общем, весь набор лондонских удовольствий.
Я выгуляла голубое шёлковое платье и синие босоножки с серебряными каблуками в пятницу на преподавательской вечеринке - выход в свет засчитан, можно убирать. Мы сидели и болтали небольшой компанией на скамейке в школьном саду, пока не стало совсем темно и холодно, и это было как-то по-детски, но от души.
Я никак не могу решить, чего я хочу и что могу, и где одно пересекается с другим, и пересекается ли.

@темы: простые волшебные вещи, политика, островной быт, мелкота, книги, деть-2, деть, Лондон

The Accidental Cookbook

главная