Записи с темой: Путешествия (список заголовков)
01:54 

lock Доступ к записи ограничен

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:23 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Новости до нас в Турции практически не доходили, но мы не забывали друзей!

смотреть дальше

@темы: Турция, путешествия, фото

15:36 

Ведьма - close-up

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
13:23 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
А этот кадр, во-первых, я забыла сначала, а во-вторых, у него есть отдельное название:
Persephone was here

@темы: Турция, простые волшебные вещи, путешествия, фото

12:07 

Турция - close-up

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
15:19 

Возвращенческое

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Первый день после отдыха, отсыпаясь с дороги (неважно, в кровати или на ногах), я всегда предаюсь приятно-ленивым мыслям о том, как прекрасен этот мир вообще и моя в нём маленькая жизнь в частности. Меня радуют проблески северной осени, по контрасту с оставленными где-то далеко лазурными небесами и спелыми апельсинами; я планирую печь яблочные пироги; я мечтаю расставить по красивым местам в доме красивые привезённые штучки; я любуюсь своими загорелыми ногами, и меня даже веселит необходимость готовить на ужин "кашу из топора", то есть, из пустого холодильника, потому что ни у кого нет сил ползти в магазин. А потом, как водится, маятник продолжает своё неумолимое движение, и в следующие два-три дня меня охватывает невообразимое отвращение к этой самой своей маленькой хорошенькой повседневной, неканикулярной жизни. Загорелые ноги оказывается решительно некуда выгуливать, кроме того, с них быстро начинает облезать шкурка; прежде, чем расставлять красивые штучки, надо разгрести для них место и вытереть с него пыль; прежде, чем печь яблочные пироги, надо всё же сходить в магазин, как минимум, за яблоками, не говоря уже об ингредиентах для прочих блюд, ну а северная осень проявляет свой паскудный характер и ни одну порцию белья, выгруженного из чемоданов, не даёт высушить без спринта в сад и срывания всего под дождём, и расшвыривания прищепок.
После этого я либо впадаю в депрессию ещё недели на три, либо пеку что-нибудь и успокаиваюсь. Вот так оно примерно и есть, и пока непонятно, что будет дальше: пирог я вчера уже испекла, марокканский апельсиновый, но осталась недовольна результатом, поэтому не факт, что сработает. А за продуктами Джон с Артуром отправились как раз сейчас, потому что теперь уже в доме кончилось всё совершенно окончательно, кроме привезённых из Турции пакета кунжутной соломки и контрабандной банки местного мёда, которую мне на прощание сунула мать хозяина пансиона и которую я не могла оставить из-за каких-то там идиотских законов Евросоюза (ещё мы притащили с собой контрабандный апельсин, выданный на прощание Артуру хозяйкой нашего любимого блинного заведения в Патаре, и контрабандный сыр, который не доели в дороге, но они уже съедены). А я недоверчиво посматриваю на ласковое солнышко за окном и раздумываю, стоит ли снова пытаться вешать бельё на улице - в первый день было вот так же тепло и ласково, как будто маленький зелёный остров говорил мне, тыкая длинными медовыми лучами в поздние розы, в алые ягоды шиповника, в цветы настурции и вечные мальвы: "А я вот как могу! А вы, предатели, не хотели возвращаться!", а потом к обеду утратил к нам интерес и обрушил на наш идиллический сад с цветочками и саронгами на сушилке сначала ливень, потом грозу с градом, потом просто дождь до вечера. И регулярно переворачиваю мелкого, который с настойчивым однообразием развлекается на коврике: переворачивается на живот, какое-то время радуется открывшимся новым перспективам, потом устаёт, утыкается носом в пол и начинает страдать. (Вообще удивительно: у двух моих детей в младенчестве совпадают только самые общие параметры - писают в памперсы, пьют молоко, поначалу помещаются в спальную корзинку и крохотные полосатые комбинезончики, даже место остаётся, потом перестают помещаться. Всё остальное совершенно разное - Артур, например, не вертелся, а ползал на спине, башкой вперёд.)
А перед отъездом из Патары я впервые в жизни плакала в море. Стояла по пояс в волнах, стиснув в руке монетку в 25 курушей, и ревела, и солёные брызги смывали с меня солёные слёзы, и я почему-то просила море беречь моих детей, а потом кинула монетку, и она блеснула, как рыбка, прежде чем уйти под гребень очередной волны. А что из этого следует? Из этого следует то, что мы совершенно замечательно отдохнули и настолько всё это время были вместе, по-настоящему, близко-близко вместе, все вчетвером, что перед отъездом меня очень сильно накрыло бесповоротной неповторимостью этих двух недель, потому что в Патару-то мы ещё приедем, и мы с Джоном, наверное, к тому моменту не очень изменимся, а вот наша мелочь уже будет совсем другой. Обязательно надо ездить отдыхать с детьми - отстранившись от повседневности, видишь и чувствуешь их ярче и сильнее, видишь мир немного их глазами. Короче, всё хорошо, а длиннее будет потом, если я соберусь пробить свой рукописный дневник.

@темы: Турция, деть, деть-2, мелкота, островной быт, простые волшебные вещи, путешествия

18:04 

Пост, полный культуры

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Уилфреду "Викинги" не понравились. Поезда, прогулка по Лондону от Кингз-Кросса до Британского музея, магазины в музее, его огромный, гулкий, толпливый крытый внутренний двор - пожалуйста, идеальный ребёнок, ел и спал или мирно хлопал ресницами и махал руками; я даже почитала в пути, как и хотела. Однако за десять минут до моего сеанса (пускают строго по часам) идеальный ребёнок начал орать, от еды отказался, слегка усмирился в кенгурушке, но на каждом шагу напоминал мне о том, что готов продолжить шоу, и в последнем зале так разверещался, что я пожалела других посетителей и ушла, проведя на выставке не больше получаса. В принципе, я его понимаю - невнятный полумрак, ни яркого света, ни активного движения вокруг, мама тоже идёт медленно и то и дело останавливается... Да и с моей точки зрения выставка была организована неидеально: полумрак и голоса "за кадром", гипнотично что-то читающие на древнескандинавском, мне, конечно, как раз понравились, но не понравилось тесноватое пространство, в котором никак невозможно было разойтись с теми, кто ходил приклеенным к аудиогиду и строго следовал его маршруту, и ещё хотелось увеличительных стёкол, чтобы разглядеть детали на многочисленных мелких предметах. И ещё совершенно необязательно было политкорректно приглашать меня вместе с коляской, всем было бы намного проще без неё. Но в общем, я всё равно довольна: хорошеньких викингских штучек я на своём веку видела немало, информация тоже более-менее освоена, а тут, пожалуй, было несколько интересных аспектов, которые я и так успела охватить.
Во-первых, корабль! Самый большой из когда-либо найденных - 37 метров в длину! Ну, на самом деле четверть корабля, законсервированная и закрепленная на стальном "скелете", заменяющем все недостающие части. Ну, на самом деле просто старые дубовые доски и ржавые гвозди, но - эти самые доски и гвозди бороздили моря в начале 11 века, и по ним ходили суровые люди в шлемах и с теми самыми мечами, куски которых тут же рядом в витрине, и что-то случилось на Балтике, что потребовало ремонта (одна дощечка неродная!), а потом ещё что-то, из-за чего разбитый корабль закончил свою жизнь частью подводного заграждения в Роскилле-фьорде... Романтика! И размер корабля впечатляет не на шутку.
Во-вторых, фибулы - огромные, узорчатые, необыкновенно прекрасные (и хорошо видные без лупы!) и наверняка тяжеленные, в самый раз для суровых людей в шлемах. В-третьих, некоторые интересные факты, которые мне раньше не попадались, например, про женскую магию, и все они отлично изложены в каталоге, который, скорее, представляет собой сборник научно-популярных статей на разные викинго-темы, проиллюстрированный "картинками с выставки" и фотографиями с мест событий (включая привет с родины - курганы Старой Ладоги на берегу Волхова, на которых я сиживала с бутербродами в разных хороших компаниях). Ну и в четвёртых, поскольку выставка закрывается уже сегодня, в магазине была распродажа сопутствующих ей сувениров, и я купила себе очередную кружку только за то, что на изображённой на ней карте "мира викингов" тоже отмечена Старая Ладога и Киев.
И конечно, помимо музея, я получила лишнее подтверждение того, что большой и разнообразный мир за пределами милого графства Саффолк по-прежнему существует и я даже по-прежнему в него вписываюсь. И глоток Лондона, который я регулярно принимаю не то как лекарство, не то как наркотик. Вокзал Кингз-Кросс окончательно реконструировали, открыли старый фасад, а внутри добавили огромных гулких пространств под стеклянным небом, а если свернуть с шумной и бурной Юстон-роуд, по которой идёт самый прямой путь, то кварталы буквально в ста метрах от вокзалов и метро оказываются неожиданно тихими, идеальными для прогулки с коляской. Целая улица маленьких гостиниц; девушки в пышных, высоко подколотых хиджабах, похожих на головные уборы из "Звёздных войн" или "Стар-Трека"; крохотных паб на самом углу, выплеснувшийся на тротуар, явно "the local" для окружающего квартала, никакие туристы сюда не забредут; двухэтажный домик, как заплутавший деревенский гость, с геранями и гортензиями у дверей; в одном и том же здании - магазин блестящих, как русалочья чешуя, восточных платьев и французское кафе с тонконогим столиком на улице, и сверху - мемориальная табличка о том, что здесь жил Александр Герцен; сквер с огромными платанами и обязательной белкой, пристроившийся между викторианской готикой небольшой церкви и ужасом градостроительства 1970-х, с балконами, увешанными бельём, как флагами, и натуральными флагами по случаю футбола... Могу бесконечно бродить и рассматривать кусочки мозаики, не хуже, чем любая выставка в музее.
А ещё за два дня я прочитала второй детектив Роулинг под ничего не скрывающим псевдонимом Роберт Галбрайт - The Silkworm ("Шелковичный червь"). Тоже про Лондон, в тему, атмосферно, лихо закручено, трогательно, немного похоже на Айрис Мёрдок, читается со вкусом не только ради интриги. И теперь меня ждёт ещё один детектив - из серии про Стамбул, а пока я читаю каталог "Викингов". Прямо-таки culture vulture.

@темы: Лондон, деть-2, книги, мелкота, островной быт, путешествия

00:30 

lock Доступ к записи ограничен

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:28 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
В среду мы отметили две недели со дня рождения Уилфреда приобщением его к нашим семейным хобби - пикники и музеи. Ездили всего-то в соседний город, куда обычно ездим в супермаркет, но там в самом центре - большое поместье, превращённое в Музей быта Восточной Англии. Там развлечения на любой вкус: парк, старинный особняк, кафе, детская площадка, козы, свиньи, лошади и кролики, множество сельхозтехники, паровые двигатели, всяческие старые сельхозпостройки, свезённые из разных мест, работающая водяная мельница 17 века, выставка цыганских повозок и незабудки у пруда под медным буком. Опробовали новое транспортное средство - "приставку" к коляске, на которой стоя может ехать Артур, но ездил он мало - в основном носился кругами в полном восторге. Устроили пикник под яблоней, а под конец цивильно выпили чаю в кафе и купили Артуру ещё один игрушечный трактор в музейном магазине (коллекция моделей тракторов приобретает опасные размеры). Уилфред прекрасно спит в коляске, так что он тоже остался доволен.

смотреть дальше

@темы: деть, деть-2, мелкота, островной быт, праздники, путешествия, фото, я

02:52 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я довольна, как... удав? слон? короче, как большое, довольное жизнью животное. Позавчера мы совершили семейный культпоход: съездили в городок Садбери (Sudbury), где я давно хотела посмотреть дом-музей Томаса Гейнсборо. Собственно, в этой поездке развлечения нашлись всем: ехать на передних сиденьях на втором этаже даблдекера; обследовать муниципальный парк, где есть живой уголок с кроликами, курами, попугаями и бурундуками и детская площадка с полным набором развлекательно-спортивных устройств от младенческих качелек и лошадок до вполне взрослых тренажёров; есть картофель-фри из местной забегаловки, прячась от дождя под порталом церкви; рассматривать ранние работы Гейнсборо в пустом старинном доме, где он родился и провёл юные годы; пить чай и кормить кексом нового плюшевого лисёнка в музейном кафе; исследовать очередную церковь с резными мизерикордами (в архитектурном, а не оружейном значении - architect.academic.ru/3580/Мизерикорд ). А потом мы заехали в соседний Лонг-Мелфорд, в котором давно собирались как следует изучить ассортимент двух огромных антикварных складов, и тут Артур очень удачно заснул, и висел себе спокойно в рюкзаке, не пытаясь пнуть или ухватить какую-нибудь ценную вазу. Вернулись домой как раз ко времени ужина, "спят-усталых-игрушек" и повтора "Шерлока", который не разочаровал меня и второй раз. (Я вообще пришла к выводу, что если сыграно так, что я, как Станиславский, верю, то нелогичности или неточности, или даже невозможности меня не смущают - в конце концов, есть многое на свете, друг Горацио, просто до фига сюрпризов, приятных и не очень.)
А вчера я бросила семью и поехала в Лондон, чтобы успеть на две выставки, которые вот-вот закончатся: "Венский портрет 1900" в Национальной галерее и "Елизавета I и её подданные" в Национальной портретной. Погода была - мерзость, мрак и морось, поэтому ничего, кроме музеев и магазинов, не стояло у меня в программе, но зато эту программу я выполнила с отличием. Выставки были настолько прекрасны, что заслуживают отдельного рассказа каждая, с картинками, но и помимо них Лондон, как всегда, подарил мне много маленьких радостей (иногда мне кажется, что он, как и я, слегка жалеет, что мы с ним не встретились раньше, и пытается компенсировать этот досадный факт моей биографии приятными мелочами на каждом шагу). В этот раз было метро - просто метро, но теперь одушевлённое ещё и Шерлоком, в компанию к Бонду и героям Аароновича и Геймана. Был вымощенный огромными гладкими плитами кусочек Трафальгарской площади перед Национальной галереей, превращённый дождём в идеальное зеркало. Был огромный ярко-синий петух на четвёртом постаменте (викторианцы не успели украсить его очередной помпезной конной статуей, и теперь на ней чередуются инсталляции современных художников). Были удачные покупки на распродажах и неожиданные находки в основных коллекциях обеих галерей, по которым я тоже успела побродить - в Национальной решила тоже навестить Гейнсборо, а в Портретной ждала своего времени запуска на выставку и случайно посмотрела пару тематических подборок в разных залах. Ну как я могла не замечать это "Благовещение" Фра Филиппо Липпи, с ангелом в пятнистых перьях, или "Мальчика, укушенного ящерицей" Караваджо, где на одну вазу можно смотреть полчаса? И почему я раньше не видела, что миссис Эндрюс на знаменитом раннем Гейнсборо - чистая русалка, и как немыслимо точно передана хрупкость детства в "Портрете дочерей художника, бегущих за бабочкой"? Теперь заметила и увидела, а ещё узнала, что Джером К. Джером в точности похож на персонажа своей книги.

Гейнсборо из музея в Садбери

Липпи

Караваджо

Миссис Эндрюс

Дочери Гейнсборо

Джером

@темы: островной быт, красивые картинки, деть, Лондон, открытия, путешествия

23:05 

A Halloween special

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Я действительно обрела счастье во вторник и действительно на кладбище. Весной я уже писала про одно из лондонской викторианской "великолепной семёрки" - Нанхед (вот здесь: theaccidentalcookbook.diary.ru/p186883851.htm ), и оно, конечно, породило во мне твёрдое намерение обойти все семь. Рассудив, что выставки пока ещё не закрываются, а вот на кладбища тёмной мокрой зимой мне вряд ли захочется, я решила воспользоваться довольно ясным осенним днём и выбрала то, куда проще всего добраться - Tower Hamlets.
Кладбище называется по району, в котором расположено: когда-то это действительно были деревушки не очень далеко от Тауэра, но они уже давно слились в пестроту Ист-Энда, заселённого традиционно беднотой, портовыми рабочими, работниками текстильной индустрии и последовательными волнами иммигрантов. Фабрик и доков давно не осталось, беднота сильно изменилась во всех смыслах, а волны иммиграции остались, и сейчас, выходя из метро на станции Майл-Энд, видишь преимущественно шальвары и хиджабы. И в этом окружении, в двух шагах от шумной центральной улицы, среди жилой застройки, сильно напоминающей расцвет застоя, особенно пронзительно и прекрасно смотрится кирпичная стена, за которой живут ангелы.
Традиционное, по-настоящему старое английское деревенское кладбище лишено романтики: это обычный тщательно выстриженный газон вокруг церкви, с деревьями по периметру, и из газона неровными рядами торчат надгробные камни, по большей части однотипные и простые, без излишеств. Богатых и знатных хоронили в самих церквях и соборах, и там-то и можно найти надгробия в виде лежащих статуй или плиты с плоскими бронзовыми изображениями. А в церковной ограде народ попроще, да и захоронения помоложе, тех времён, когда католические чрезмерности уже были строго непопулярны. И только викторианцы снова ввели смерть в моду, со всеми атрибутами сентиментальности и потустороннести; и они же учредили новый тип кладбищ - не связанные с конкретным приходом, масштабные, массовые, в тщательно спланированных романтических пейзажах.
Tower Hamlets не сравнить с тем же Нанхедским - оно намного меньше, и его можно обойти минут за двадцать по кривоватому периметру. Там нет пышных склепов, многие надгробия явно типовые и повторяются регулярно, и ангелов и вообще фигурных композиций намного меньше. Но степень его заброшенности и руинности делает его столь же достойным объектом для прогулки романтика: уже много лет оно считается парком и природным заповедником, за ним ухаживают именно в этом качестве, а собственно могилы предоставлены мирному, естественному разрушению.
Как и в Нанхеде, мне встретилось на аллеях несколько собачников; кто-то быстрым шагом явно срезал путь по диагонали, и пара садовников грохотала тачками, напоминая мне цитату из "Пира во время чумы" про демона с тележкой, но на самом деле всего лишь расчищая дорожки после урагана.
И тишина. Пение птиц, шорох листьев под ногами. Кошачий недовольный мяв, но не довольный явно лишь недостатком внимания: увидев меня, рыжий домашний зверь (с ошейником и магнитным "ключом" от специальной дверки) пошёл знакомиться и некоторое время сопровождал меня по кладбищу, старательно вписываясь в каждый кадр.
Умиротворение, которое меня настигло, не выразимо никакими словами. Гармония мира, гармония меня с миром, полное отсутствие волнений. Дзен, одним словом.
Кладбище больше частью засажено платанами и тополями, которые создают очень своеобразный осенний свет - не золотой, а зеленоватый, но как-то ощутимо тронутый тленом. Плющ тянет камни к земле, сквозь опавшую листву пробиваются цикламены. Кот меня бросил, зато выскочила попозировать белка. Но мне и без живности было хорошо, и лозунг "мир - это склеп" казался высшим выражением восхищения этим самым миром.
Но степень своего временного дзена я до конца осознала только приехав на рынок к Кемденским шлюзам - потому что поняла, что мне решительно ничего не нужно и не хочется. Поэтому я вдохнула атмосферу Плавучего рынка, потрогала цветные тряпочки, чисто ради тактильного удовольствия, купила обалденно вкусную и острую лепёшку с фалафелем и счастливо пошла жевать её в метро по дороге обратно на Кингз-Кросс. Бывает же такое.

смотреть дальше

@темы: фото, путешествия, островной быт, Лондон

12:52 

Hammersmith

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
22:52 

London's secret gardens

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
22:34 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
У нашей с Джули субботней поездки в Лондон цель была якобы рабочая: сходить на ежегодную языковую ярмарку и натаскать каталогов и бесплатных материалов для всего нашего департамента. И мы её выполнили, не сомневайтесь - правда, примерно за полчаса, в итоге проведя больше времени за распутыванием ребуса под названием "Кольцевая линия Лондонского метрополитена", которая имеет очень мало отношения к своему названию и представляет собой если и кольцо, то ломаное, какое-то рогатое, с торчащими в разные стороны острыми концами (если вам когда-нибудь покажется, что куда-то доехать быстрее всего по Кольцевой - не верьте!).
Но ради ярмарки мы, конечно, не стали бы так надрываться в выходной день - у нас был Тайный План, состоявший в том, что мы уже заранее записались на экскурсию по дому Эмери Уокера.
Не нужно вздрагивать и лезть в Гугл - я тоже никогда не слышала этого имени до того, как стала читать буклет, предлагающий пассажирам железных дорог скидочные билеты на разные лондонские достопримечательности. Буклет уверял, что это единственный дом на нашем острове, где практически в неприкосновенности сохранились интерьеры в стиле "Arts and Crafts" (то есть, Уильям Моррис и компания), и это стоило проверить, даже если реклама преувеличивала. Единственный или не единственный - сказать не могу, но дом нанёс моей эстетской душе тяжёлую травму: остаток своей жизни я буду вынуждена провести с сознанием, что живу не в нём.
Но прежде, чем случилась эта судьбоносная встреча, день чуть было не пошёл наперекосяк: мы плоховато подготовились и отправились с ярмарки в Олимпии на Хаммерсмит-террас, вооружённые лишь весьма схематичной распечаткой с карт Гугла; оставили себе на эту прогулку слишком мало времени; решили, что заблудились; не смогли поймать ни одного из миллиона чёртовых лондонских такси и горестно пошли пить чай напротив станции Хаммерсмит. Я была вполне готова признать поражение и пойти смотреть венские портреты в Национальную галерею - огромный плюс Лондона в том, что место плана, с грохотом провалившегося в тартарары, тут же занимает как минимум пара-тройка других, не менее привлекательных (или это он так добр ко мне, что всегда находит, чем утешить?). Но Джули - настоящая британка и упирается до конца, поэтому мы сели на метро и поехали искать несчастный дом на всякий случай - вдруг нас пустят на следующую экскурсию? (Дом маленький, открыт редко, и пускают туда группами по 8 человек, по записи, в строго определённые часы.)
Под дождём нам открылся район Хаммерсмит во всей своей красе: полузаброшенная улица былой роскоши вокруг метро; роскошь вполне актуальная - особняки с орлами на St Peter's Square; кошмарное грохочущее непереходимое шоссе, разрезающее квартал пополам - чтобы перебраться на другую сторону, нужно долго искать подземный переход, а за шоссе - вдруг тихие улочки с садами, постепенно скатывающиеся к Темзе. Улочки были хороши и сами по себе, но вдобавок дверь в доме Эмери Уокера нам открыла кудрявая пожилая леди с огнём энтузиазма в глазах - на таких на нашем острове держится не одна организация. Конечно же, она сказала, что пустит нас на следующую экскурсию, раз уж мы притащились в такую даль под дождём, и мы в ожидании пошли гулять к Темзе, и дождь как раз кончился. На набережной я наконец рассталась с бесплатной ламинированной картой Евросоюза, которая оказалась окончательно несовместима с мокрым зонтиком, бутербродом, сумкой, рюкзаком каталогов и буклетов и фотоаппаратом. Карта отправилась в урну, а я в восторге стала снимать белые и голубые паруса, так как по берегам там сплошные лодочные клубы. И пабы, и спуски к воде, и дом самого Уильяма Морриса, в котором сейчас живёт обычная семья и только в подвале ютится выставочный центр и несколько оригинальных стульев. А на самой реке - в одну сторону заболоченный островок, к которому в отлив можно пройти пешком (если верить Википедии), в другую - рогатая зелёная громада Хаммерсмитского моста, шлюз, жилые баржи и много-много чаек.
Ну и теперь, пожалуй, о самом доме Уокера. Георгианский таунхаус, стремящийся вверх и вниз - четыре этажа плюс подвал, где когда-то располагалась кухня. Столовая на первом этаже, гостиная на втором, спальни на третьем и четвёртом, с видами на Темзу; маленький "тайный сад", ведущий прямо к воде, с мокрыми мощёными дорожками и цветами на каждом сантиметре. И да, интерьеры начала 20 века, почти не тронутые временем: оригинальные обои "Моррис и Ко", вышивки Мей Моррис (дочери Уильяма, которая чуть было не вышла замуж за Бернарда Шоу, а потом поселилась с мужем-художником в соседнем доме с Уокерами, а Шоу тоже въехал к ним, когда в его доме начался ремонт, потому что терпеть не мог запах краски... богема, одним словом!), ткани с птицами и цветами, восточные ковры, штучки, собранные в путешествиях, оранжерея с виноградной лозой, изразцы в каминах, бесконечные рамочки с фото и рисунками...
Эмери Уокер был издателем и близким другом Морриса; вместе они занимались проектами вроде издания Чосера в средневековом стиле или Хаммерсмитского отделения Социалистической лиги (очень смешная членская карточка - рисунок Уолтера Крейна, подписи Морриса - казначея и Уокера - секретаря). После его смерти дом достался его дочери, которая так и не вышла замуж и в завещании оставила своё имущество почти случайному человеку - своей голландской компаньонке. Компаньонка, впрочем, прониклась значимостью дома и его прошлых обитателей для британской культуры, ничего не изменила в интерьерах и в свою очередь создала попечительский фонд, который теперь и управляет маленьким музеем. Типичная история о том, как в Британии сохраняют культурное наследие - сплошной энтузиазм кудрявых пожилых леди (впрочем, мужчины тоже участвуют, потому что главный критерий - это не пол, возраст или тип волос, а энтузиазм).
Ну и вот, теперь я живу и знаю, что есть этот дом, и он не мой. Это же ужасно, правда?
Нет, не очень ужасно, наверное; вот Ковент-Гарден в субботу вечером - это действительно ужасно, не ходите туда, там не протолкнуться. А вообще Лондону мне каждый раз хочется сказать, улетая в сумерки с вокзала Кингз-Кросс: "Спасибо, мой хороший!"

В музее снимать не разрешают, так что вот фото с их сайта, а мои мокрые картинки Хаммерсмита будут следующим постом:
смотреть дальше

@темы: Лондон, информация к размышлению, красивые картинки, островной быт, путешествия

23:11 

Ещё Карпат?

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Теперь уже настоящих, без красующихся туристов. Про карпатские пейзажи даже мне сказать нечего - они говорят сами за себя, в любую погоду. К сожалению, моя зеркалка вышла из строя в первый же день, поэтому я снимала на полудохлую мутную мыльницу, но что-то, кажется, видно.

смотреть дальше

@темы: путешествия, фото

00:07 

Ещё карпатское

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Гуцульские костюмы на фотосессию нам предложили сами хозяева, которые их, представьте, носят - на большие церковные праздники, на свадьбы. Количество вышиванок и шерстяных жилетов в разноцветных пайетках на рынке города Косова явно превышало спрос, который могли бы породить туристы, а у хозяйки по шкафам лежали начатые полоски вышивок, дочке на рубашку, так что гуцульский национальный костюм живёт и здравствует в 21 веке, и это удивительно и прекрасно.

этническое самолюбование

@темы: путешествия, фото

01:29 

lock Доступ к записи ограничен

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:11 

Southwold

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Вчера, вернее, уже позавчера, со мной случилось море. Это была давно запланированная прогулка - Джули ещё на работе обещала отвезти меня в свой любимый приморский город и показать свой любимый обувной магазин - и с самого начала она была запланирована только для нас двоих, безо всяких мужчин и детей. Из этого логично вытекает, что всю дорогу туда в машине мы по очереди изливали друг другу свои разнообразные горести и переживания, но как раз на въезде в Southwold они закончились, и остаток дня мы просто наслаждались красивостями и приятной компанией.
Городок Southwold на побережье Саффолка - классический английский курорт. В нём есть все необходимые ингредиенты: длинный пирс с кафешками, магазинами сувениров и игровыми автоматами; ресторанчики с рыбой и картошкой; ведёрки и лопатки, продающиеся на каждом шагу; маяк; роскошные викторианские особняки на главном променаде над морем, в которых хочется снимать фильмы по Агате Кристи; разноцветные "пляжные домики" (beach huts) - необходимое укрытие на северном пляже, где в промежутках между купаниями вполне может пригодиться горячая чашка чая; длинные и малосъедобные леденцовые палочки (rock), те, что свои на каждом курорте и что положено привозить из отпуска в качестве гостинца; галереи, переполнные морскими видами и ручной керамикой... и конечно же, море цвета оружейного металла (gun metal - популярный эпитет), ветер и не особенно настойчивый дождь, нисколько не смущающий британцев, привычных к своему Great British summer.
Всё это классика жанра, но здесь мне показалось смешанным в идеально выдержанных пропорциях и приправленным лёгким налётом нереальности, оторванности от мира. Хочу теперь туда отдыхать.

слишкоммногофото

@темы: островной быт, путешествия, фото

23:39 

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Встала полпятого - провожала нашу гостью (учительницу, которая привозила обмен). Надеялась, посадив её в такси, ухватить ещё кусочек сна, но детёныш, конечно, не мог допустить, чтобы какие-то события происходили без него, и тоже встал сам и окончательно встал родителей.
Слава богу, обменов больше не будет - в этот раз вышло как-то надсадно во всех отношениях. И приехали они среди ночи, потому что одна девочка потеряла паспорт, и уезжали рано, и в Лондоне пришлось изворачиваться и совмещать экскурсии для всех и поход в консульство для растеряши, и вообще им всем всё как-то было на вид совершенно пофиг, начиная от Тауэра и заканчивая киностудией, где снимали "Гарри Поттера". Энтузиазм проявляла только одна девочка, со страшными проблемами с социализацией, зажатая, скособоченная, странно одетая, нервная - я бы сказала, какой-нибудь синдром аутистического спектра плюс чудовищная мама. Девочка ходила за мной хвостиком и спрашивала про каждую статую и каждый дом, и не хотела вылезать из музеев, а две красотки из породы "хозяев жизни" фыркали на неё и шпыняли. Очень некомфортно мне было с ними.
Артур зато очень проникся к нашей гостье и в первый же вечер подошёл к ней, когда она сидела на диване, задрал подол платья и погладил одно, потом другое колено, сообщив всем, что это "knee". И так и продолжал заигрывать всю дорогу.
Артуру вообще на этой неделе повезло: для расширения кругозора и словарного запаса он получил в подарок плюшевого сокола-сапсана с птенцом и гиппогрифа. Сапсанов я купила в Норидже, где на колокольне романо-готического собора одна из природоохранных организаций установила гнездовую платформу, на которой уже второй или третий год выводят потомство эти редкие соколы. И на них даже можно посмотреть снизу в специально настроенные телескопы, за которыми следят волонтёры и рассказывают туристам куда и на что смотреть. Видели двух птенцов-подростков и их маму, и, кстати, только это, да ещё разноцветные утки, лысухи и пеликаны в Сент-Джеймс-парке, вызвало неподдельный отклик у питерских детей.
А гиппогриф, само собой, приехал с киностудии "Уорнер Бразерс" в пригороде Лондона, где снимали все Гарри-фильмы, а теперь прямо из съёмочных павильонов и натуральных декораций и реквизита сделали выставку. Очень странное у меня вышло от неё впечатление: я и не ожидала, что она вызовет у меня такую эмоциональную реакцию. Хотя вообще-то что тут удивительного - Гарри ведь существенная часть моей жизни, в которой я осваивала маленький зелёный остров, новую работу (о, сколько грамматических упражнений я написала про Гарри, Рона и Гермиону!), британскую систему образования, новую семью (собственно, на Гарри меня подсадили норвежские дети Джона, и с ними мы не раз ходили на новые фильмы и покупали новые книги), новые ценности... и во всё это он неотделимо вплёлся. Ну и просто отдельные незабываемые моменты: девятая платформа Кингз-Кросса, на которую обычно приходит кембриджский поезд, ради какой-то презентации превращённая в платформу 9 3/4; бодрая и счастливая очередь за седьмой книгой в два часа ночи в центре Кембриджа; "гаррипоттеровские" бутафорские очки, купленные в подарок восьмилетнему Ивану в моё первое английское Рождество, когда предыдущая норвежская семья Джона вдруг упала нам на голову в полном составе и я (тогда ещё вполне мясоед) впервые в жизни готовила индейку... И плюс моё полное согласие со всеми идеями Роулинг, и любовь к сказкам, и страстная детская жажда магии и полётов на метле, и от этого всего - такое щемящее счастье, что "оно существует". Пусть бутафорское, пусть Хогвартс в одну сотую натуральной величины, пусть корень мандрагоры с хитрыми колёсиками внутри и искусственные уши гоблинов, пусть дортуар Гриффиндора и кабинет Дамблдора с дверями, которые никуда не ведут... но они физически существуют. Роулинг придумала магические предметы и магических существ, а ловкие люди сделали их в реальности, и какая разница, на чём основана эта магия?
Потрогать дают только автобус, хогвартский мост и дом семейства Дурзли, все на открытой площадке, а так я ходила и заменяла "потрогать" бессмысленными антихудожественными снимками. И снялась верхом на метле, за деньги, там на фоне "зелёного экрана" делают коротенькое видео и несколько кадров и потом накладывают разные виды сзади. Видеоролик, если его покупать, стоит непропорционально дорого, а за два фото я заплатила. И почти столько же удовольствия получила от наблюдения за другими "летунами": солидные дяденьки в костюмах, совершенно воробьиная стайка девушек, накидывающих капюшон мантии поверх хиджабов, дети, отмечающие день рождения.
На открытой площадке продают butterbeer, немного похожее на "воды Лагидзе" моего школьного детства, только вкуснее и карамельнее. Оно тоже существует.
А в Саффолке цветут маковые поля имени Клода Моне и в воскресенье даже было лето, почти такое же мифическое, как гиппогриф.

@темы: деть, островной быт, путешествия

13:40 

Суббота

I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Не знаю, кто заказал мне на Амазоне хорошую погоду ко дню рождения, но доставили её в полном объёме, вовремя и по нужному адресу. Собственно, это уже само по себе было так удивительно, что можно было бы никуда и не ездить, а греться на солнышке в саду и почёсывать за ушком дурное настроение. Однако, этого мне сделать не дали, поэтому я надела новую украинскую блузку с маками, подаренную одной моей знакомой Птичкой, и мы всё-таки поехали, как и планировали, в Мелфорд-холл.
Детёныш был в несколько хулиганском настроении - слегка поскандалил в автобусе по дороге туда, швырялся печеньем, проверяя родителей на вшивость - дадут ли ещё? (Gone! - и картинно разводит руками), музей осматривал на четвереньках, а в кафе желал есть стоя и колотить ложкой по столу. Но ему очень понравились музейные лестницы и лужайка, и он так по ним наползался и набегался, что дрых у Джона на руках в автобусе на обратном пути.
Лонг-Мелфорд - ещё один из серии саффолкских "суконных" городов, процветавших века до 17-го, а потом впавших в уютную провинциальную незначительность и поэтому сохранивших архитектурную атмосферу средневековья. В Лонг-Мелфорде есть длинная-предлинная главная улица, по которой можно изучать развитие английских архитектурных стилей с 14-го и примерно до начала 20-го века, несколько особо замечательных средневековых фахверковых зданий, пара бесконечных, как Тардис, антикварных центров, на которые у нас уже не хватило ни времени, ни детёнышева терпения, ну и так, между делом, целых две усадьбы елизаветинских времён, превращённых в "дома-музеи" (то есть, дом, где живут, но также пускают посетителей). В одну из усадеб, Кентвелл-холл, мы ездили прошлым летом, а теперь добрались и до второй.
В Мелфорд-холле одна и та же семья живёт с конца 18-го века. Семья морская - один из Хайд-Паркеров однажды командовал самим Нельсоном, правда, тот адмиральского приказа ослушался и тем выиграл сражение. Жилые помещения в южном крыле, туда посетителей не пускают, но и в парадных залах везде, вперемешку с елизаветинскими и викторианскими портретами, современные фотографии детей и свадеб. Как в любой уважающей себя усадьбе, в Мелфорд-холле были знаменитые гости: разумеется, Елизавета Первая, она, кажется, объездила поместья всех своих придворных, а несколько позже - Беатрикс Поттер, приходившаяся кузиной одной из хозяек. В честь Елизаветы есть роскошный витраж, изображающий её в пламенеющем алом платье, а от Беатрикс осталась её игрушечная уточка - прототип утки Джемаймы из её историй, который она подарила на память детям кузины. В остальном интерьеры я особенно не разглядела, всё больше паркет и ковры, потому что см. выше про то, как Артур осматривал музей.
А в саду обнаружилось чудесное строение, где я бы с удовольствием поселилась: многоугольная двухэтажная башенка, известная под названием "Банкетный зал" и, возможно, действительно использовавшаяся для "продолжения банкета", чтобы, например, перейти к десерту из парадного главного зала с камином в садовый павильон со множеством окон и видами на дом и всё поместье.
А потом мы поехали домой, опоздали на "Доктора Кто", ужинали магазинной пиццей, и я с помощью Артура задула произвольное количество свечек, воткнутых в маленькие кексы, которые мой муж предусмотрительно испёк накануне, когда я была на работе, и посмотрела по телевизору бОльшую часть "Матрицы-релоудед", которая просто идеально подходит для полного отключения мозга.

смотреть дальше

@темы: фото, путешествия, праздники, островной быт, деть

The Accidental Cookbook

главная