Kitchen Witch
I. This is Not a Game. II. Here and Now, You are Alive.
Всё меняется, в одну и ту же реку... ну, вы знаете. Перечитала свои записи за несколько лет по случаю Дня победы - оказывается, уже в 2010-м мне как-то начинало нехорошеть от попытки построить национальную идентичность на крови и костях тех, кто был брошен в мясорубку войны другими строителями идентичностей. И теперь круг замкнулся - поздравлять как с праздником могу только тех, кто имеет личный опыт войны и помнит этот день как освобождение от ужаса, как шанс на возвращение к жизни. Но даже и в связи с этим возникает вопрос - почему британским ветеранам, тем, например, кто горел в картонных самолётах над Ла-Маншем, когда Сталин ещё делил с Гитлером Польшу, достаточно памяти, краткого марша с оркестром по Уайтхоллу к нашей разновидности Могилы Неизвестного солдата, венков от премьер-министра и некоего ощущения всенародно склонённой головы? Память, дань уважения, признание жертвы, сознание недопустимости повторения и чудовищности того, что произошло - вот всё, чем стоит отмечать годовщины мировых войн. Остальное чревато.
А я буду помнить День победы не как танки под окнами, идущие на парад на Дворцовой площади, а как подснежники на Вороньей горе - печёночница на Ореховой, ветреница на самой Вороньей, на возвышениях над Ленинградской областью, с которых сначала Красная армия обороняла Ленинград, потом немцы Ленинград утюжили, а потом снова были выбиты оттуда в 44-м. Голубые и белые цветы необыкновенной, неземной нежности, каждый год расцветающие поверх железа и жестокости. Я ездила туда с дядей несколько лет подряд в детстве, именно на День победы, когда весна наконец приходит в мои родные края. Пусть так и будет отныне. Вечная память.
Простите, не могу и не хочу ни с кем об этом говорить, больно.

@темы: проникновенные монологи о разном